Малиновый звон: откуда пришло это выражение и при чём тут малина?

«Малиновый звон» — для кого-то это особое звучание колоколов, для кого-то — название известной песни. Что скрывается за этим выражением? И почему оно отсылает нас совсем не к знакомой всем ароматной ягоде? Без того, чтобы глубоко погрузиться в историю (причем не российскую!), тут не обойтись!

Святой Румольд

Башню собора Святого Румольда в бельгийском городке Мехелен видно издалека. Она возвышается высоко над прочими городскими постройками. В 1200 году, когда собор еще только начинали строить, планировалось, что его башня достигнет отметки в 167 метров. Это сделало бы собор самым высоким зданием в тогдашней Европе. И хотя этим планам не суждено было сбыться (по прошествии 300 лет — именно столько продолжалось возведение собора — строительство башни завершилось на высоте 97 метров) это не помешало архитектору Людовика XIV, Себастьену де Вобану, назвать её восьмым чудом света.
Собор святого Румольда (Мехелен)

Казалось бы, какое отношение имеет эта средневековая башня к теме нашей статьи? Самое прямое. Именно в этом местечке и родился много столетий назад знаменитый «малиновый звон». Но обо всем по порядку.
Святой Румольд, в честь которого был построен собор в Мехелене, провел большую часть жизни на Британских островах. Его происхождение, равно как и точное время рождения и смерти, неизвестно. По одним данным, он родился и вырос в Ирландии, по другим был сыном шотландского короля. С уверенностью можно сказать только то, что свой подвиг он совершал в период между шестым и восьмым столетиями. После смерти епископа города Дублина, Румольд, по внушению ангела, явившегося во сне местному священнику, был поставлен на дублинскую кафедру. Однако вскоре он покинул Ирландию и отправился на континент проповедовать Евангелие язычникам.

По дороге святой совершил множество чудес и исцелений. Однажды к нему обратились супруги, которые очень хотели, но не могли иметь детей. По молитвам Румольда у них родился сын. Вскоре произошло несчастье — мальчик утонул в реке. Родители были безутешны, но святой опять помолился, и ребенок, как гласит предание, воскрес. В благодарность родители подарили Румольду участок земли в заболоченной местности во Фландрии, на котором он построил небольшую часовню. Его жизнь завершилась мученической кончиной. Румольд был убит местными язычникам за проповедь Евангелия, а его останки были помещены в построенную им часовню. Вскоре у мощей святого стали совершаться многочисленные чудеса. Тысячи паломников приходили, чтобы поклониться им и прославить Господа. Образовавшееся вокруг часовни поселение росло, и к началу XI века здесь появился город Мехелен, или по-французски — Малин.
Итак, выражение «малиновый звон» происходит не от названия ягоды, а от названия фламандского города. Но при чём тут колокольный звон?

Город колоколов

В средневековой Европе колокола было принято устанавливать на высоких зданиях — сторожевых башнях или соборах, чтобы их было слышно издалека. Колокол звонил и во время опасности — при пожаре или нападении врагов, — и по праздникам, и в ознаменование важных городских событий.

В XI–XIII веках к колоколам, которых становилось всё больше, начали прикреплять четыре верёвки (две для ног, две для рук). Эту конструкцию стали называть «карильоном» или «кадрильоном» от французского слова quatre — четыре. Звонарь, сидевший на табуретке, с помощью веревок приводил в движение прикреплённые к ним металлические языки, которые ударяли по внутренней поверхности колокола. Примерно так же звонят сейчас в колокола в православных храмах. Вдобавок к этому отдельно от больших колоколов на деревянных этажерках подвешивали до тридцати-сорока маленьких колокольчиков разных форм — круглой, цилиндрической, плоской. Музыканты били по колоколам молоточками, и получалась целая мелодия. Это делалось для того, чтобы «добавить игры» большому колоколу.
В 1510 году карильон соединили с клавиатурой. По клавиатуре ударяли кулаком, каждый колокол был настроен на определённую ноту. Кто придумал прикрепить к верёвкам от колоколов рычаги, соединённые с клавиатурой, а позднее и с педалями для ног, уже не известно. Очевидно одно — новый инструмент был изобретён в Мехелене.
Именно Мехелен был известен по всей Европе своим колокольным звоном. Сюда по реке Дейле поставляли руду, здесь плавили металл, отливали колокола и настраивали их до чистейшего звонкого звука. Это была ювелирная работа. Ведь, если ошибиться в толщине, колокол будет звучать фальшиво. Все колокола различались по нотам, и каждый следующий колокол был тяжелее колокола предыдущей ноты на девять килограммов.

Изготовление колоколов на заводе в Инсбрук, Австрия

К XIX веку на башне святого Румольда установили два музыкальных инструмента: басистый, томный карильон семнадцатого столетия соседствовал с обладающим более звонким, кристально-чистым звуком карильоном XIX века. Оба весили сорок тонн и вмещали сорок девять колоколов. У самого большого колокола было даже своё имя — Сальвадор.
Насладиться звучанием полного мехеленского карильона можно было, стоя рядом с собором святого Румольда. Карильон, как и колокола на многих городских башнях, играл в установленное время. Однако, в отличие, например, от московских курантов, он звучал не каждые пятнадцать, а каждые семь с половиной минут!

Малиновый звон в Петербурге

О знаменитых мехеленских карильонах узнал сам император Пётр Первый — любитель всего европейского и в особенности голландского. Из Мехелена в Петербург он привёз карильон, который установили на Петропавловской крепости. С тех пор, скорее всего, в русском языке и возникло выражение «малиновый звон». Так говорили о чистом мягком звоне колоколов, звук которых можно было бы сравнить только с удивительным звучанием мехеленских (или малинских) карильонов.

Карильон в Петропавловской крепости

История карильона Петропавловской крепости довольно трагична: сначала инструмент был уничтожен ударом молнии, потом новой карильон переплавили на оружие во время октябрьской революции.
И только в сентябре 2001 года на Петропавловской крепости установили новый карильон. С тех пор он, наряду с православной звонницей, радует горожан своей музыкой. Создать инструмент и набрать нужную для этого сумму помог Йо Хаазен, директор… Мехеленской карильонной школы! Влюбившись в русскую культуру, он решил помочь Петербургу вновь услышать чудесный звук карильонов.
« О Боге в двух словах
Храм в Голливуде: история спасения »
  • +5

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.