Паломничество на Афон как подарок к 12-летию

Сын давно мечтал об Афоне, и на его 12-летие мы решили посетить Святую гору. Хотелось показать отроку разнообразие монашеской жизни на Афоне – монастыри, скиты, келлии – и пообщаться с отцами-афонитами.
При этом ехать на Афон через монастырь, где по-братски общаются с украинскими раскольниками Фанара, не представлялось возможным. Поэтому диамонтирионы для нас были подготовлены монастырем Дохиар, который по завету своего почившего геронды Григория (Зумиса) категорически не приемлет украинских раскольников и общается только с верными единственной канонической Украинской Православной Церкви и ее предстоятелем митрополитом Онуфрием.
Монастырь Дохиар
До поездки в Грецию было необходимо зарегистрироваться на греческом госсайте travel.gov.gr и заполнить там формуляры путешественников. Накануне отлета в полночь по греческому времени (в 23 часа по Парижу) на электронную почту приходил QR-код путешественника, по которому было возможно въехать в Грецию.
В Фессалониках, когда проходишь с аэродрома в аэропорт, всех пассажиров обязали пройти тест (бесплатный) с использованием этого QR-кода. И показалось, что если нас впустили в Грецию, то не будет и медицинских препятствий по въезду на Афон.

Под крылом – Монблан

Уранополис
Вечером в Уранополисе мы оказались единственными постояльцами большой гостиницы в самом центре городка. Нам дали номер на верхнем этаже с видом на море и порт. Смотритель гостиницы Трифон предупредил о необходимости иметь на руках распечатанные результаты теста при получении диамонтирионов. Это насторожило, но пройденный тест в аэропорту давал надежду, что завтра в бюро всё обойдется: зачем делать снова тест, если нас, проверив сегодня же в аэропорту, уже впустили в Грецию.
Но утром в бюро нам отказали в получении диамонтирионов, предложили пройти тесты еще раз и принести распечатки их результатов. Мы вернулись в гостиницу. Трифон договорился с врачом о нашем тестировании и отвел нас к нему – врач принимал, как оказалось, метрах в пятидесяти от гостиницы.
Доктор услышал русскую речь, и мы перешли с английского на русский – для врача Александра, понтийского грека из Кубани, русский язык родной. Получив оба отрицательных результата двух тестов и предоставив их в бюро, мы наконец-то получили диамонтирионы. Мы успели на запланированный рейс парома, и получилось даже позавтракать в кафе у билетных касс у доброй «нашей» понтийской гречанки Марии.
Маски тогда в Греции никто не носил, лишь люди «при исполнении» (полиция и медики в аэропорту в Салониках).
На пароме расположились на верхней открытой палубе – так сыну лучше будет рассмотреть открывающийся вид на Афон. Вокруг стала кружить большая стая чаек, методично облетая паром и кормясь кусочками хлеба, которые им бросали паломники. Вот слева по борту появилась первая келлия – русская Новая Фиваида, прошли пристани сербского Хиландара, болгарского Зографа и Констамонита.

На верхней палубе на пути к Афону

По курсу первая келлия на Афоне – русская Новая Фиваида

Причал (арсана) болгарского монастыря Зограф

Высадка на причал Дохиара

Дохиар и окрестные паломничества


Скульптуры архангелов на причале Дохиара
На причале Дохиара на высоких мраморных колоннах паломников встречают литые скульптуры архангелов – небесных покровителей монастыря – в реалистичных образах величественных легионеров. Широкая виноградная аллея-туннель ведет по брусчатке к висящей над дорогой беседке, а затем ступени серпантина – к небольшой площади перед монастырем. Монастырские ворота с обеих сторон украшены мозаиками с изображением архангелов в уже более привычном, византийском стиле. Полумрак входа в монастырь с каменной кладкой извилистой дороги, отполированной столетиями ногами монахов и паломников, колесами тачек и повозок, настраивают на соответствующий дух Дохиара – место труда и молитвы.

Вход в Дохиар
Во дворе нас встречает иеромонах Порфирий, который хорошо говорит по-английски и немного по-русски, он сразу отводит нас поклониться иконе «Скоропослушница». Дохиар воспринимается как родной после выхода фильма об этом монастыре и геронде Григории «Где ты, Адам?». К русским паломникам здесь привыкли, но сейчас обычный большой поток приезжающих прекратился по «медицинским» причинам, о чем братия сожалеет. Отец Христодул, архондаричий, выделил нам келью с панорамным видом на море, что к тому же оказалось потом очень практичным.
Во второй половине дня мы успели поработать с братией на сборе оливок и затем помолиться на вечерних службах. Не задерживаемся со сном, ибо службы начинаются в 3 часа утра. Помолившись в кафоликоне монастыря и позавтракав, отправляемся в паломничество в русский Свято-Пантелеимонов монастырь и соседний Ксенофонт.
Решили туда плыть, а обратно идти пешком. В Свято-Пантелеимоновом монастыре гостеприимный отец Аристарх проводит нас приложиться к святым мощам и объясняет, как пройти на мельницу, где подвизался преподобный Силуан. Мельница оказывается совсем недалеко от монастыря, но храм закрыт, и мы продолжаем путь.

Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне

Вид на мельницу от реки
Расстояние от Свято-Пантелеимонова монастыря до Ксенофонта не очень большое, но все же требует усилий. По пути встречается горный ручей, как раз кстати, ибо день выдался солнечный и даже припекало.
В Ксенофонт приходим незадолго до вечерней службы, что дает нам возможность посетить храм (мраморный, самый большой на Афоне) и приложиться к иконам. Потом мы отправляемся вдоль моря обратно в Дохиар, который совсем близко – в 20 минутах ходьбы.

Перед Дохиаром
Если есть намерение посетить не прибрежный монастырь, то лучше подойти к его пристани (арсане) к прибытию парома (или посмотрев расписание, или посмотрев на море). Ибо к тому времени из монастыря на пристань спускается машина, забирает прибывших паломников и увозит их в обитель.
Так мы посетили соседний Констамонит: заметили идущий из Уранополя паром и пришли по берегу из Дохиара пешком к арсане Констамонита к прибытию парома. Паломники расселись в приспособленном для этого кузове внедорожника, крепко схватились за поручни, и машина понеслась через оливковые сады и горную долину в монастырь. В Констамоните также ощущалась напряженная пора сбора урожая, к тому же братия была занята ремонтом храма и монастыря. Тем не менее удалось попасть в монастырский храм и приложиться к святыням. Через недолгое время машина отвозила паломников на пристань, и мы на ней спустились обратно к морю, останавливаясь по дороге в оливковых садах и подбирая уезжающих трудников. В Дохиар вернулись также пешком по дороге вдоль кромки моря.

Зарисовка Василия Григоровича-Барского монастыря Дохиар
В XVIII веке Дохиар посещал киевский пешеходец Василий Григорович-Барский и оставил в нем свой автограф. Лет восемь назад монахи нашли в кафоликоне монастыря это граффити пешеходца Василия. Нам позволили его сфотографировать и опубликовать.

Автограф Василия Григоровича-Барского в храме монастыря Дохиар на Афоне
Интересно, что обширные путевые заметки Барского, без ссылок на которые не обходятся исследования и статьи о Средиземноморье и Афоне той эпохи, переведены, например, на французский (с большими научными комментариями) и греческий языки, но на русском текстов Барского нет, изданы только два дореволюционных репринта.

Южная часть Афона от монастыря святого Павла слева до румынского Иоанно-Предтеченского скита (Продром) справа
Намеченное знакомство с монастырями Афона должно было на этом закончиться, и мы планировали отправиться из Дохиара в край келлий, отшельников, труднопроходимых троп и дикой природы – на самый юг Святой горы. Однако посещение монастырей Афона продолжилось, и вот почему.

Подворье монастыря Симонопетра близ Авиньона: строительство главного храма и лесная часовня

Подворье монастыря Симонопетра близ Авиньона: строительство главного храма и лесная часовня
Наша семья была давно знакома с архимандритом Плакидой (Дезеем), одним из основателей французского православного монашества, известным духовником, патрологом и богословом. Последние годы жизни отец Плакида провел в основанном им Покровском женском монастыре Солан близ Авиньона – метохии афонской обители Симонопетра. В Солане совмещаются духовность афонской монашеской традиции и открытость свидетельства и жизненной проповеди Православия глубоко обмирщенной стране. Солан радушно принимает и занимается паломниками, неправославными гостями, семьями прихожан, разными студентами и молодежью, проводит занятия, семинары, экскурсии и т.п. Дети с мамами любят проводить время в монастыре. Солан к тому же является ведущим в области органического земледелия во Франции, где можно даже пройти курсы по пермакультуре – способу ведения сельского хозяйства, основанному на взаимосвязях естественных экосистем. Там делают хорошее вино разных видов, а литургическое ни с чем не сравнить.

Симонопетра


На Афон мы собирались взять знакомых французов, которые очень хотели попасть туда. Из Солана нам сообщили, где на Святой Горе подвизаются отцы-французы, чтобы нашим спутникам было удобнее общаться. Однако в этот раз поездка у знакомых сорвалась, а нам за несколько дней до отъезда сообщили из Солана о благословении посетить на Афоне монастырь Симонопетра, где живут несколько отцов-французов и прежде всего отец Макарий, составитель известного Синаксаря – многотомного сборника житий святых, вышедшего в России в Издательстве Сретенского монастыря. Но до нашей поездки на Афон монастырь Симонопетра, неоднократно отстроенный в XIX веке на пожертвования из России, стал тесно общаться на Украине с раскольниками Фанара. «Как будет целование сие?» Но в Симонопетре нас радушно встретил отец Макарий, который показал нам обитель от библиотеки и сокровищницы до кафоликона на вершине монастыря-утеса, рассказав историю Афона и монастыря, снабдив ее любопытными выводами и рассуждениями.

Зарисовка Василия Григоровича-Барского монастыря Симонопетра
Святая Гора всегда имела сильного и богатого земного покровителя в лице православной державы и ее правителей: Византии, Сербии, Румынии, России. В конце XX века на Афоне незримо произошло чудо: все монастыри Святой горы вновь стали общежительными – особножительные (идиоритмические) вернулись к традиционному общежительному устройству. С развитием техники у монастырских монахов появилось больше возможностей заниматься духовным деланием (при этом геронду Эмилиана критиковали за электричество в монастыре, обвиняя в модернизме, не понимая, что старец ратовал за чтение монахами святых отцов). Во времена преподобного Афанасия Афонского монахи, стремящиеся к безмолвию и к большим духовным упражнениям, переселялись из многолюдных монастырей с их тяжелыми работами-послушаниями, долгими службами, отсутствием свободного времени в тишину келлий, калив и пещер. В то время по уставу монастырь нес ответственность за своих отшельников, в том числе и экономическую – монастырь их содержал. Теперь же на Афоне ситуация с отшельничеством как уходом от земных попечений для большего духовного делания изменилась. По мнению отца Макария, в нынешних афонских монастырях стало жить лучше для духовных упражнений, а отшельники более не поддерживаются экономически своими монастырями, так что им надо отвлекаться от молитвы, искать средства к существованию, зарабатывать самостоятельно, выживать – не то что обеспеченным монастырем монахам.
В библиотеке Симонопетры в специальном ящике хранится особый сувенир – богато иллюстрированный альбом, подаренный обители патриархом Варфоломеем. Почему он сделал этот презент, на обложке которого – фотографии его самого, его московского собрата и президента Украины, – для отцов Симонопетры неясно.
Предложение поучаствовать в богослужении пришлось отклонить. С отцом Макарием мы обменялись книгами и тепло расстались. Путь наш лежал к русским отшельникам в дебрях Виглы под Хаири.

Монастырь Григориат
В порту Дафни мы познакомились с грузинами из Греции, они собирались на тот же паром в направлении Кавсокаливии, что и мы, но сходили раньше – в монастыре Григориат, где есть три грузина-монаха. При посадке на паром было объявлено, что, возможно, паром не дойдет до конца пути в Кавсокаливию, а на Карули может повернуть обратно в Дафни из-за сильного течения после мыса в открытом море. Сошли грузины в Григориате, на Карули вышли последние пассажиры, паром стал отчаливать и ложиться на курс к мысу и открытому морю – слава Богу! – судно идет на Кавсокаливию. Паром стало широко качать сильным течением, хотя волнения моря не было видно.

Скит святой Анны и справа вверху около Малой святой Анны келлия прп. Иосифа Исихаста (выделена кружком; это вторая келлия, в которой старец с братством прожили в 1938–1953 гг.)

Карулия
На
Кавсокаливию против бурного течения

Край отшельников

Высадка на причале Кавсокаливии прошла быстро, судно спешно ушло в море от прибрежных скал, табун навьюченных мулов умчался вперед, и нам пришлось идти по их многочисленным следам… Подъем от причала к основной тропе не очень долог, но крут. В скиту было тихо и безлюдно, храм закрыт. У монаха мы уточнили, где начало тропы к пещере Нила Мироточивого, и отправились дальше в путь.

Необходимо причалить при неспокойном море среди скал

Пристань Кавсокаливии

Скит Кавсокаливия
Тропа от Кавсокаливии идет на восток практически горизонтально до ущелья, над которым возвышается скала с пещерой прп. Нила Мироточивого под вершиной. В ущелье тропа поднимается зигзагами вверх к скале. Тропа новая, вымощенная каменными плитками. После подъема наверху у фонтана-родника у келлии святого Нила мы оставили рюкзаки, пересекли оливковый сад на юг и по такой же благоустроенной тропе пошли направо на запад и спустились по извилистой каменной лестнице к пещере прп. Нила Мироточивого и к храму.

На тропе на выходе из скита Кавсокаливии к пещере прп. Нила Мироточивого

Вид с тропы на пещеру прп. Нила Мироточивого

Пещерный храм

Вид от храма у пещеры прп. Нила Мироточивого в сторону Кавсокаливии

Путь от пещеры прп. Нила Мироточивого на восток к Хаири и румынскому скиту Продром
От келии святого Нила далее путь продолжается на северо-восток к Хаири, поначалу спускаясь зигзагами к большой каменной осыпи, на которой тропа слабо просматривается (не нужно смущаться, что в начале тропа перекрыта калиткой-забором – это чтобы ослы не разбегались; там рядом другая тропа уходит влево высоко вверх к источнику Крио неро – Холодные воды). На осыпи нужно быть осторожным: можно поскользнуться или подвернуть ногу; порой камни так круто нагромождены – видно, что люди ходят редко по этому каменному хаосу. При входе в лес стало сумрачно. Тропа заросла кустарником. Взошла луна. Гиен не слышно. Фонарь освещал путь лишь на несколько метров до следующего куста на пути. Тропа долго поднимается к седловине Хаири. Где-то слева вверху остается келлия прп. Петра Афонского.
Обрадовались выходу на верхнюю основную тропу у Хаири после подъема по лесной тьме, и вскоре нас приободрили огни румынского скита Продром внизу. Спуск к скиту занял некоторое время, и уже обозначился конец нашего пути – русская келлия Яннакопула.

Русская келлия Яннакопула
Пустынная келлия Яннакопула с храмом в честь Благовещения Пресвятой Богородицы располагается правее (западнее) скита Продром, внизу под обрывом, в почти недосягаемой местности между мысом Виглы и Хаири. К келлии от Продрома ведет каменистая тропа через лес и скалистое редколесье, спуск занимает около 20 минут. Все необходимое для жизни и строительства братия переносит на своих плечах или порой одалживает у соседей мулов.

Вход на келлию Яннакопула

Огород Яннакопулы

За оливковым садом – место уединенных молитв

Напротив Яннакопулы через залив на противоположном обрыве – пещера прп. Афанасия Афонского

Оливковый сад Яннакопулы

Гиены около Яннакопулы не слышны, от молитв не отвлекают
Последние 30 лет там никто не жил, и все пришло в запустение. Последнего старца келлии звали отец Гавриил. Наиболее же прославился в этой келлии духовник иеромонах Христофор в середине XIX века. На Святую гору он пришел в возрасте 48 лет в поисках духовного наставника. Посетив множество монастырей и келлий, он в конце концов поступил в послушание к старцу Захарию в Кавсокаливию. За свое полное послушание он быстро обрел дар умной молитвы. Отец Христофор имел любовь ко всем отцам скита. Он был рукоположен в иеромонахи, сделан духовником и после кончины своего старца вступил в должность скитоначальника. Но из-за хлопотности дела он вскоре оставил Кавсокаливию и поселился ради большего безмолвия в этой пустынной келлии Яннакопула, напротив пещеры преподобного Афанасия. У него было три послушника-румына.
В келлии был принят устав безмолвников. Всю ночь продолжалось бдение, и ежедневно совершалась Божественная литургия. К отцу Христофору тайно приходили и причащались обнаженные подвижники, он был их духовником.
За неделю до своей кончины старец сообщил об этом отцам в Лавре. Отцы посетили его, и он попросил у них прощения и также потянуть несколько четок в молитве за него. В какой-то момент его лицо просияло Божественным светом, и отцы в изумлении пали ниц, восклицая: «Господи, помилуй!». Почил он 22 декабря 1862 года в возрасте 73 лет, из которых 25 провел на Святой горе. Когда открыли его останки, то глава его источала благоухание и от нее совершались многие чудеса.
Сейчас на Яннакопуле каждую ночь совершается бдение по четкам и поминовение, Божественная литургия – по воскресным дням и великим праздникам. Основное рукоделие келлии – производство меда и целебных медовых смесей, известных на приходах Европы и России. Старец келлии – иеросхимонах Григорий.

Рукоделие келлии Яннакопула – производство меда и целебных медовых смесей, хорошо известных на приходах Европы и России (на фото миска забруса)
Мы добрались в келлию Яннакопула глубоким вечером и были гостеприимно приняты после тяжелой дороги. Познакомились с келлией и ее насельниками уже при свете дня. Старинная Яннакопула – пустынь особая и в наши дни. Нашему посещению Яннакопулы по-доброму позавидовали в Солане во Франции симонопетровские иеромонахи.
Пора было в путь, и отец Даниил отвез нас к отцу Авраамию в русскую келлию свт. Модеста Иерусалимского, что неподалеку от порта Дафни.

Святой источник прп. Афанасия Афонского, забивший на месте встречи с Пресвятой Богородицей


Монастырь Иверон

Закат. Вид из келлии свт. Модеста Иерусалимского

Как всегда, отец Авраамий встретил с радушием. Едва расположились у архондарика, принесли две сумки книг нам в подарок. Среди издаваемых отцом Авраамием книг немало переводов греческих богословов и канонистов против творимого Фанаром беззакония на Украине. Монастырь Симонопетра, на земле которого стоит русская келлия, благоразумно терпит такую ясную позицию и просветительскую деятельность своих келлиотов.
Как же было отрадно молиться на афонских богослужениях на церковнославянском языке здесь, в келлии свт. Модеста, покланяться святыням, беседовать с отцами Яннакопулы!

После вечерних богослужений в келлии свт. Модеста Иерусалимского

В порту Дафни – уже люди, обезличенные масками. Морской закат в Фессалониках, заливая радостный город вечерним красноватым светом, как будто завершал некий отпущенный срок: на следующий день по нашему возвращению домой Греция закрылась.

С Божией помощью цель была достигнута: сын увидел разнообразие монашеской жизни Афона, незримо меняющего паломников и дающего понимание и силы для «единого на потребу». Однако Афон открыл и свое разобщение, вызванное разным отношением к деятельности Фанара на Украине.
Разделение Православия в связи с «украинским вопросом», споры о каноничности автокефалии и ссылки на исторические прецеденты, видимо, все же обусловлены отсутствием изначальной Правды и опыта пребывания в Ней (см.: Ин. 14: 23) у считающих себя православными, будь они в сане или миряне, ведь на самом-то деле они являются приверженцами тех или иных национальных, общественно-политических, культурных и прочих симулякров, удовлетворяющих их страсти (см.: 2 Пет. 2: 9–14). При всей сложной жизни исторического русского Православия в нем сохраняется единая твердость стояния за Истину. Пример – огромный сонм новомучеников и исповедников Российских. Традиционный же Афон как светоч Православия теперь в тех монастырях и келлиях, где занимаются именно подлинным духовным деланием и хранят чистую совесть, вне зависимости от политической ситуации и лукавых подношений. Надо помогать этому Афону, нужно его посещать и поддерживать. А маркером стояния в Истине, несомненно, сейчас является отношение к украинскому расколу.

Священник Антоний Одайский
« Как должен жить и умирать православный человек...
Кто не страдает, тот к Богу не идёт: правда ли... »
  • +5

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.