Чему нас учит коронавирус

Все мы под Богом ходим. В этом году эту простую истину осознали даже люди неверующие. Я с ностальгией вспоминаю время до начала этого года. Можно было ехать куда хочешь, разговаривать с кем хочешь и не думать об опасности заразиться воздушно-капельным путем смертельно опасной болезнью.
Похоже, таким беспечным мир уже не будет долго.
Коронавирус учит людей осторожности, но это, конечно же, не главный его урок. Уроки коронавируса становятся особенно очевидными, когда ты им заболеешь. Поэтому хочу поделиться этими уроками с теми, кто еще не болел.
Все мы знаем, что тяжелые эпидемии и войны происходят по попущению Божию для вразумления людей. Когда чаша грехов человеческих переполнена, Господь посылает нам шоковую терапию. Грехи совершаются под действием гордости, которая закрывает ум пеленою и человек становится в некотором смысле безумным. Вразумление Божие преследует одну цель: человек должен прийти в себя, отряхнуть морок безумия, пересмотреть приоритеты своей жизни и привести их в соответствие с Заповедями Христовыми.
Все мы, люди церковные, знаем это. Тем не менее быт и невнимательное отношение к духовной жизни приводит к охлаждению в вере. Да, мы продолжаем ходить в храм, участвовать в Таинствах, исполнять домашнее правило. Это охлаждение не таково, чтобы человек стал атеистом, хотя и такое бывает. Но обычно результатом этого охлаждения является подмена краткосрочных целей в жизни. Если нас спросить, то все мы, конечно же, хотим спастись и наследовать Царство Небесное – это в долгосрочной перспективе.
Но если спросить о цели конкретного дня, конкретного часа, то наша большая благородная цель распадается на множество мелких земных желаний: поесть, пойти на работу, сходить в магазин, почитать новости, посмотреть вечером кино. А перед сном и с утра мы возвращаемся – на полчаса – к нашей великой и благородной цели спасения.
К сожалению, так не спасешься. И четко это понимаешь именно при потрясении – как, например, при ковиде. Когда целыми днями и даже неделями лежишь с температурой и такой слабостью, что ни о каком правиле не может быть и речи, начинаешь понимать, что связь с Богом не должна измеряться получасом или часом, а должна быть непрестанной.
Невозможно любить с паузами. Любовь подчиняет человека всецело, а любовь к Богу – особенно.
Я переболел не очень тяжело, слава Богу. С воспалением, правда, но дома. Уже почти месяц не был на богослужении. Надеюсь, что дело идет на поправку. Могу сказать одно: когда болеешь, все ненужное, чем мы занимаем свое время и развлекаемся вроде бы невинно, начинаешь видеть по-другому. Все наши развлечения начинаешь воспринимать, как оковы, которые мешают богоугождению. Они становятся грузом, который обременяет ум помыслами, сердце – мечтаниями, тело – страстями. Лежа на постели, с которой при ковиде есть вероятность не встать, понимаешь, что тонны времени жизни истрачены впустую, когда можно было их потратить на молитву и добрые дела.
Генеральный пересмотр своей жизни – вот главная цель возникновения коронавируса в мире. Мы с вами живем в мире иллюзий, и самая главная из них – что мы живем по-христиански. Друзья, будем искренны сами с собой: это не совсем правда. Как говорит апостол Павел: «Вы еще не до крови сражались, подвизаясь против греха» (Евр. 12: 4). Он говорит это не монахам, потому что тогда еще не было монашества. Он говорит это обычным мужчинам и женщинам, которые работали, женились, растили детей.
Апостол Павел говорит о крови тем христианам, которые могли каждую минуту стать мучениками и пролить свою кровь за Христа. Что же тогда сказать о нас? Мы погружены в мир комфорта и неги. Для нас катастрофа – отключение электричества. Мы не то что «не до крови сражались», мы еще и не начинали сражаться. Мы, поколение конца ХХ века, превратились в каких-то хлюпиков, в тепличные растения, в аморфную греховную массу. И мы надеемся своим получасовым утренним и вечерним правилом достичь «спасения душ» (ср.: 1 Пет. 1: 9)?!
Коронавирус все расставляет на свои места. Страшно умирать? – Значит, ты еще совсем не готов. А почему, веря в Бога и участвуя в Таинствах, мы не готовы? Потому что не победили в себе страсти. А почему не победили? Потому что плохо с ними сражаемся. Лениво как-то, вполсилы. Потому что в глубине души не хотим с ними расставаться. Ведь каждая страсть приносит животное наслаждение, неважно, о какой страсти идет речь. И наша плоть помнит это.
Все эти мысли пронзают, когда ты находишься в смертельной опасности. Плохо переболеть коронавирусом, еще хуже – заразиться вторично. Поэтому страх смертный становится остаточным эффектом заболевания. Начинаешь особенно четко понимать, что все наши дни сочтены и они сокращаются. Сокращается время, чтобы победить страсти и грехи, чтобы очистить себя, обрести благодать, хоть какую-нибудь. Прописные истины христианства, которые блекнут от нашей нерадивой жизни, во время тяжелой болезни проявляются ярко и контрастно, как будто с пыльного экрана тряпкой убрали грязь.
Что делать, чтобы спастись, мы все знаем прекрасно, но исполнять не хотим. Только во время Великого поста наша совесть пробуждается и велит нам жить и подвизаться по-настоящему. Оттолкнуть от себя удобоприятельный грех, застыть в богоугождении и молитве, подстегивать себя бичом поста. Что же, теперь экстраполировать Великий пост на весь год? Экстраполировать! Но не Великий пост, а великопостную ревность, которая жарко влечет нас на подвиг ради Бога. И самый главный подвиг, который мы должны освоить в течение своей жизни, – это память Божия. Непрестанное памятование о Боге, которое возникает от непрестанного покаяния и молитвы, которое сохраняет наш ум и сердце от пустых помыслов, празднословия, моментального пленения греховными прилогами. Это как первая линия обороны, которая не позволяет нечистым духам нагло и беспрепятственно приступать к нам и помыкать нами.
Понятно и очевидно, что все мы с вами – не отшельники-исихасты. Однако не бывает христианства без Христа. А когда в нашем уме память о Христе возникает лишь на малое время, получается, что 90% нашего времени наш помысл блуждает где угодно, а 10% – посвящает Богу. И это в лучшем случае. В каком-то смысле это становится вынужденной жертвой, компромиссом с совестью, дабы она нас не обличала, что мы живем по-язычески. Хотя, по сути, это и есть язычество, только в легкой форме. Так сказать, язычество «лайт». Да, мы не совершаем кровавые жертвоприношения, но живем не в духе христианской кротости и любви. Над нами царствуют осуждение, гнев, сребролюбие, тщеславие, похоть. Осуждение всех и вся, нетерпимость к чужому мнению, объедение, невнимательность к себе – мы прочно погрузились в это болото. Поэтому периодически нас охватывает тоска. Она проходит после храмового богослужения, потому что там благодать изливается водопадом. Но мы все меньше становимся достойными этой благодати.
Коронавирусная лихорадка четко обличает погрешности в духовной жизни. И болезнь от меня стала отступать только тогда, когда я возблагодарил Бога за нее. Если бы не болезнь, я бы еще долго занимался самообманом и не хотел бы видеть правду. А правда состоит в том, что остановка в духовной жизни означает движение назад. Мы должны непрестанно толкать себя вперед, непрестанно совершать усилие над собой, непрестанно подвизаться. И для многих из нас усилие и подвиг состоит для начала в том, чтобы не всунуть свой нос в общее осуждение на работе, уклониться от просмотра пустого фильма, сделать что-то доброе (хотя бы уделить свободное время своему ребенку) вместо того, чтобы посидеть в соцсетях.
Итак, братья и сестры, «время начаться суду с дома Божия» (1 Пет. 4: 17). Уйдет ли коронавирус, будут ли изобретены эффективная вакцина или лекарство – нам неизвестно. Зато прекрасно известно, что заразиться вирусом может каждый. И умереть от него может каждый из нас. Поэтому, пока Господь дает нам время на покаяние, постараемся использовать его максимально эффективно. Сейчас – время молитвы. Апостол Павел говорит, словно живет одновременно с нами: «Время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как не имеющие; и плачущие, как не плачущие; и радующиеся, как не радующиеся; и покупающие, как не приобретающие; и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего» (1 Кор. 7: 29–31).
Заболеем мы или нет – это дело Божие. Наше дело – соблюдать предписания врачей – это по-человечески. А по-христиански – соблюдать заповеди Божии. Не формально быть христианином, а наполнить каждый день и каждый час маленькой целью преображения души. Превратить каждую минуту жизни в отстаивание чистоты своей души, в борьбу с рассеянием, блужданием помыслов, в усвоение памяти Божией. Сражаться Иисусовой молитвой с подступающими к нам каждый миг греховными помыслами, толкающими нас на осуждение, гнев, объедение, похоть и прочее. Так из множества мелких пазлов труда над собой произрастет древо непрестанного покаяния и внимательного отношения к себе. Только так и можно «достигнуть наконец верою вашею спасения душ» (1 Пет. 1: 9).

Священник Сергий Бегиян
« Венец безбрачия: что это такое и существует ли...
Беседа с иконописцем »
  • +8

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.