Ружьё не выстрелило

Этот случай мне рассказал старичок Георгий, ссыльный — сосед по селу Колпашеву, где я работал после войны…
Случилось это весной 1931 года в Нарымском крае в селе Тогур. Жил здесь ссыльный священник с Украины — отец Димитрий. У него не было ни копеечки, ни крошечки хлебушка. Матушку сослали в Красноярский край, а его самого в Томскую область забрали, в Нарым. Он ходил и подаяние собирал — старенький, обросший батюшка, в пиджачке, без подрясника, в шапочке. Нашелся один человек — пожалел его:
— Дедуль, на вот тебе удочку, на вот тебе червячков, бери лодочку и поезжай на речку, порыбачь маленечко — рыбы здесь полно.
Он в лодку сел, а сам качается — вот-вот упадет. Голодный, истощенный, измученный. Смотрит — кустик недалеко, вниз по течению. Он к нему подъехал, хотел привязать лодочку и начать рыбачить. Смотрит, а там небольшая сеть стоит, а в ней рыбы полно. Веслом приподнял сеть — и чебаков (рыба такая, мелкая) себе на уху набирает в лодку. Трясется от слабости и голода, сам плачет: «Господи, прости меня, чужую рыбку беру…».
А хозяин сети — сторож сельпо — в 9 часов сменился с поста и поехал сеть снимать. Ехал в лодочке с ружьем. Увидел, что какой-то старик из его сетки рыбку вытаскивает — поднял ружье и хотел его убить. Я удивляюсь, как у людей хватает силы, чтобы убить человека из-за какой-то рыбы! Не вмещается в душу такое понятие… Вскинул сторож ружье, а оно не стреляет. Чак — осечка! Чак — осечка! Он второй патрон заложил — опять осечка. Он повернул патрон — опять осечка. Что такое? Ружье никогда не осекалось. Новое, двадцатый калибр. Ствол вверх поднял — сразу же выстрелило. Этот дедушка, священник, оглянулся. А хозяин, раз ружье не берет, — давай матерками его: кто ты такой, да что ты делаешь?! Дедуля говорит:
— Милый, сынок, я ссыльный с Украины, с Почаева. Я у тебя рыбку беру — я ведь голодный.
— Да знаю я, что ссыльный! Что ты за человек, что в тебя ружье не стреляет?
Тот говорит:
— Я был священником, а теперь, видишь, — никто.
Сторож тот, Иван, закричал, заплакал:
— Батюшка, прости меня! Я хотел тебя застрелить, а ружье оказалось умнее меня… Не выстрелило в тебя ружье. Сетку с рыбой снял, привез батюшку домой, накормил.
— Ложись, отдыхай.
Два месяца кормил его:
— Кушай-отдыхай. Отдыхай-кушай.
Подкормил его, подкрепил, одел. А потом помог домой вернуться — дал ему денег на дорогу. Кверху по течению вез его на маленькой лодочке, обласок называется. 40 километров они вместе гребли. Посадил на пароход и отправил до Томска, а оттуда — на поезде на Украину. А потом, уже после войны, батюшка приглашает этого Ивана — приезжай ко мне. Уж стали друзья. Вот чудо какое. Этот случай в то время был всем известен. Георгий, который возил меня к этому Ивану, говорил: «Сам хозяин, который хотел застрелить батюшку, рассказывает, а слезы у него текут.» А как же? Ведь это Господь руководил ружьем. Вот как Бог удерживает своих верующих людей. Так что будьте верующие. Нам сейчас дается истинная правда — вера.

Протоиерей Валентин Бирюков
из книги «На земле мы только учимся жить»
« Евангелие нужно читать ежедневно
Чудо во время пожара »
  • +7

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Когда немецкий офицер, фашист, увидел мою бабушку, монахиню Антониду (Ульяну Емельяновну Комиссарову), которая шла на эшафот с иконой в руках, крестом на груди, в облачении и с молитвой, он отменил казнь. ГОСПОДЬ СОХРАНИЛ!!! Повесить ее собирались за помощь партизанам, для раненых она бинты стирала. Маме об этом жители села Дозорное (в Крыму) рассказали…