День памяти Иоанна Богослова

Се­го­дня, 9 ок­тяб­ря (26 сен­тяб­ря по ста­ро­му сти­лю), в пра­во­слав­ном ка­лен­да­ре зна­чит­ся день па­мя­ти (пре­став­ле­ние) апо­сто­ла и еван­ге­ли­ста Иоан­на Бо­го­сло­ва.
Сын па­ле­стин­ско­го ры­ба­ка Зе­ве­де́я, про­мыш­ляв­ше­го на Ти­ве­ри­ад­ском озе­ре, юный Иоанн стал уче­ни­ком Иоан­на Кре­сти­те­ля, а за­тем од­ним из две­на­дца­ти апо­сто­лов Иису­са Хри­ста и од­ним из трех бли­жай­ших Его уче­ни­ков (вме­сте с бра­том Иа­ко­вом Стар­шим и Пет­ром). Бо­лее то­го, Иоанн – «уче­ник, ко­то­ро­го лю­бил Иисус», а по­то­му – един­ствен­ный и са­мый близ­кий Ему че­ло­век. И это неуди­ви­тель­но.
Еван­ге­лия по­вест­ву­ют, что апо­сто­лы, со­чтя де­ло сво­е­го Учи­те­ля про­иг­ран­ным, в стра­хе раз­бе­жа­лись из ноч­но­го Геф­си­ман­ско­го са­да и да­же не по­чти­ли по­след­них ми­нут Его зем­ной жиз­ни у Гол­го­фы. Из них один лишь Иоанн пре­бы­вал у под­но­жия Кре­ста, не за­бо­тясь опа­се­ни­я­ми соб­ствен­ной без­опас­но­сти. «В люб­ви нет стра­ха, но со­вер­шен­ная лю­бовь из­го­ня­ет страх. Бо­я­щий­ся несо­вер­ше­нен в люб­ви», – на­пи­шет он позд­нее (1Ин.4:18). Уми­ра­ю­щий на кре­сте Хри­стос усы­но­вил Иоан­на Сво­ей Ма­те­ри Де­ве Ма­рии. «И с той по­ры уче­ник взял Её к се­бе», чи­та­ем в его Еван­ге­лии (Ин.19:27).
Апо­стол Иоанн был сви­де­те­лем пре­об­ра­же­ния Гос­по­да, во вре­мя Тай­ной ве­че­ри «воз­ле­жал на гру­ди Иису­са» (то есть спра­ва от Него; от­сю­да по­ня­тие «на­перс­ник») и од­ним из пер­вых услы­шал весть о Вос­кре­се­нии. О его по­сле­ду­ю­щей жиз­ни до­сто­вер­ных све­де­ний ма­ло. Вме­сте с апо­сто­лом Пет­ром он про­по­ве­до­вал в пре­де­лах Па­ле­сти­ны и, со­глас­но пре­да­нию, жил вме­сте со сво­ей на­зван­ной Ма­те­рью в Иеру­са­ли­ме, а за­тем в Ефе­се (на за­пад­ном по­бе­ре­жье Ма­лой Азии, ныне Тур­ция). Он умер здесь сво­ей смер­тью глу­бо­ким стар­цем в на­ча­ле II ве­ка, и этим зна­ме­на­тель­но от­ли­чен от всех дру­гих апо­сто­лов, при­няв­ших на­силь­ствен­ную смерть от го­ни­те­лей. Пред­по­ла­га­е­мая гроб­ни­ца Иоан­на в Ефе­се до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни при­вле­ка­ет к се­бе па­лом­ни­ков.
Кро­ме чет­вер­то­го Еван­ге­лия, хри­сти­ан­ская тра­ди­ция при­пи­сы­ва­ет Иоан­ну три Со­бор­ных («окруж­ны́х») по­сла­ния и Кни­гу От­кро­ве­ние (греч. Апо­ка­лип­сис), ко­то­рая на­бра­сы­ва­ет обоб­щен­ные ми­сти­ко-сим­во­ли­че­ские кар­ти­ны за­вер­ше­ния зем­ной ис­то­рии. Со­глас­но од­но­му из пре­да­ний, она бы­ла на­пи­са­на на по­лу­пу­стын­ном ост­ро­ве Пат­мос в Эгей­ском мо­ре, во вре­мя цар­ство­ва­ния им­пе­ра­то­ра До­ми­ци­а­на (81–96), ку­да схва­чен­ный Иоанн был от­прав­лен в ссыл­ку. Здесь ав­тор по­лу­чил та­ин­ствен­ное от­кро­ве­ние о непре­кра­ща­ю­щей­ся в те­че­ние мно­гих ве­ков борь­бе сил добра и зла, ко­то­рая за­кон­чит­ся со­кру­ши­тель­ным по­ра­же­ни­ем ан­ти­хри­ста и его кле­вре­тов, пре­об­ра­же­ни­ем неба и зем­ли и тор­же­ством Агн­ца. Кни­га яв­ля­ет­ся из­люб­лен­ным ис­точ­ни­ком как вне­цер­ков­ных лже­ми­сти­че­ских ум­ство­ва­ний (неле­пых аст­ро­ло­ги­че­ских вы­кла­док «кон­ца све­та»), так и ар­се­на­лом ве­ли­ко­леп­ных дра­ма­ти­че­ских сю­же­тов для мно­гих про­слав­лен­ных ху­дож­ни­ков и по­этов. Пра­во­слав­ная Цер­ковь име­ну­ет Иоан­на «таи́нни­ком» (у гре­ков это сло­во, «мист», ещё в до­хри­сти­ан­ские вре­ме­на озна­ча­ло ду­хов­но­го из­бран­ни­ка, по­свя­щен­но­го в ми­сте­рию).
Ко­нец жиз­ни Иоан­на Бо­го­сло­ва окру­жён та­ин­ствен­ны­ми ле­ген­да­ми. От­но­ся­щи­е­ся к нему сло­ва Хри­ста «Я хо­чу, чтобы он пре­бы­вал, по­ка при­ду» (Ин.21:22) да­ва­ли по­вод пред­по­ла­гать, что Иоанн не умер, но чу­дес­но со­хра­нён для гря­ду­ще­го му­че­ни­че­ско­го по­дви­га во вре­ме­на ан­ти­хри­ста. Пред­став­ле­ние о жи­ву­щем в глу­бо­ком за­тво­ре до «по­след­них вре­мён» Иоанне Бо­го­сло­ве ис­поль­зо­ва­но в «Трёх раз­го­во­рах» Вла­ди­ми­ра Со­ло­вьё­ва. Здесь Иоанн яв­ля­ет­ся в об­ра­зе пра­во­слав­но­го епи­ско­па «стар­ца Иоан­на», чтобы об­ли­чить ан­ти­хри­ста-им­пе­ра­то­ра и вос­со­здать за­по­ве­дан­ное Хри­стом все­лен­ское един­ство Его Церк­ви вме­сте с па­пой Пет­ром II и лю­те­ран­ским про­фес­со­ром Па­у­ли (об­ра­зы пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла).
Ви­зан­тий­ская ико­но­гра­фия ча­ще все­го изо­бра­жа­ет Иоан­на по­гру­жен­ным в ми­сти­че­ское со­зер­ца­ние стар­цем с огром­ным лбом. Апо­кри­фи­че­ские «Де­я­ния Иоан­на Бо­го­сло­ва» при­да­ют ему уче­ни­ка Про­хо­ра, за­пи­сы­ва­ю­ще­го от­кро­ве­ния под его дик­тов­ку. О по­след­них – са­мых страш­ных и невы­но­си­мых – тай­нах ан­гел ве­лит Иоан­ну умол­чать. От­сю­да ха­рак­тер­ный ико­но­гра­фи­че­ский жест – при­ло­жен­ный к гу­бам стар­ца па­лец, как на рус­ской иконе XVI в. «Иоанн Бо­го­слов в мол­ча­нии». Сим­во­лом апо­сто­ла Иоан­на как еван­ге­ли­ста яв­ля­ет­ся орёл.
В пра­во­слав­ной тра­ди­ции Иоанн – один из трёх пи­са­те­лей, име­ну­е­мых «Бо­го­сло­ва­ми» (кро­ме него – св. Гри­го­рий Бо­го­слов, IV в., и св. Си­ме­он Но­вый Бо­го­слов, X–XI в.). По­это­му он по пре­иму­ще­ству яв­ля­ет­ся по­кро­ви­те­лем изу­ча­ю­щих хри­сти­ан­ские бо­го­слов­ские на­у­ки. Свя­то­му Иоан­ну Бо­го­сло­ву по­свя­щён храм в С.-Пе­тер­бург­ской Ду­хов­ной ака­де­мии и се­ми­на­рии, и се­го­дня здесь – пре­столь­ный празд­ник и ак­то­вый день. По­здрав­ляю сво­их кол­лег и всех при­част­ных к воз­вы­шен­ней­шей на­у­ке – «свя­щен­ной тео­ло­гии», как на­зы­ва­ют её на­ши учи­те­ля-гре­ки.

Лит.: Кас­си­ан (Без­об­ра­зов), еп. Хри­стос и пер­вое хри­сти­ан­ское по­ко­ле­ние. М., 2001, с. 417–464; Иан­ну­а­рий (Ив­ли­ев), ар­хим. «И уви­дел я но­вое небо и но­вую зем­лю». Ком­мен­та­рий к Апо­ка­лип­си­су. М.: изд-во ББИ, 2015.
Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия
« Праздник Покрова Пресвятой Богородицы
О картине «Видение отроку Варфоломею» »
  • +5

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.