Расстрелянные вместе

Девять человек расстреляны вместе с императором Николаем II и его супругой. В ночь с 16 на 17 июля в подвале Ипатьевского дома — они были рядом.
Прелагаем вашему вниманию выдержки из их воспоминаний.

1. Великая княжна Ольга — из письма поэту Сергею Бехтееву:

«Отец просил передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, чтобы не мстили за себя и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь».

2. Великая княжна Татьяна — из письма матери 16 июня 1915 года:

«Моя дорогая мама, мой ангел, сегодня вечером я чувствовала себя такой несчастной, милая мама, оттого, что ты была такой печальной. Я прошу у тебя прощения за то, что как раз сейчас, когда тебе так грустно и одиноко без папы, мы так непослушны. Я даю тебе слово, что буду делать все, чего ты хочешь, и всегда буду слушаться тебя, любимая. 1000 поцелуев от твоей Татьяны».

3. Великая княжна Мария — в ссылке о Феодоровском соборе Царского Села:

«Вспоминаем с грустью наш Феодоровский собор… как мы все говели в нижнем пещерном храме. Там всегда бывало какое-то чудное настроение».

4. Великая княжна Анастасия — из записей в годы Первой мировой войны :

«Сегодня я сидела рядом с нашим солдатом и учила его читать, ему это очень нравится. Он стал учиться читать и писать здесь, в госпитале. Двое несчастных умерли, а еще вчера мы сидели рядом с ними».

5. Цесаревич Алексей — из воспоминаний С. Офросимовой:

«Когда я буду царем, не будет бедных и несчастных, я хочу, чтобы все были счастливы».

6. Доктор Евгений Боткин — из лекции, прочитанной им в Императорской военно-медицинской академии:

«Когда вы входите в палату, вас встречает радостное и приветливое настроение — драгоценное и сильное лекарство, которым вы нередко гораздо больше поможете, чем микстурами и порошками… Только сердце для этого нужно, только искреннее сердечное участие к больному человеку. Так не скупитесь же, приучайтесь широкой рукой давать его тому, кому оно нужно. Так пойдем с любовью к больному человеку, чтобы вместе учиться, как ему быть полезным».

7. Горничная Анна Демидова — из дневника, 1917г.:

«Четверг, 3-го августа. Хорошо спала в первый раз после долгого времени. Последние две недели, когда узнала, что нас намереваются “куда-то” отправить, жила нервно, мало спала, волновалась неизвестностью, куда нас отправят. Это было тяжелое время. Только уже дорогой мы узнали, что мы “на дальний север держим путь”, и как подумаешь только — “Тобольск”, сжимается сердце. Сегодня на одной из остановок (конечно, мы не выходили) кто-то на станции спросил нашего вагонного проводника: “Кто едет?” Проводник серьезно ответил: “Американская миссия”, так как на поезде надпись — “Американская миссия Красного Креста”. “А отчего же никто не показывается и не выходит из вагонов?” “А потому что все очень больны и еле живы”».

8. Повар Иван Харитонов

отец шестерых детей и любящий супруг, когда он уезжал из Тобольска в Екатеринбург и кто-то посоветовал ему оставить свои золотые часы семье, царский повар ответил, что при любых обстоятельствах надо вести себя так, как если бы все было к лучшему, а оставленные часы огорчат родных. «Вернусь — с часами, а не вернусь — зачем пугать их раньше времени?»

9. Камердинер Алексей Трупп

Трупп не раздумывая отправился вслед за царской семьей в Тобольск, а потом сопровождал цесаревича Алексея и великих княжон Ольгу, Татьяну и Анастасию из Тобольска в Екатеринбург.
Перед расстрелом Трупп и повар Харитонов отошли в угол комнаты и встали у стенки. «Женский визг и стоны… у стены оседает лакей», — расскажет потом один из убийц.
« Память преподобного Сергия Радонежского
Это сделал русский Бог »
  • +6

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

-2
Надо просто понять: «Если есть „невинные жертвы, то Бога нет!“. что хотел Бог сказать историей этой семьи?
  • Поделиться комментарием