Пасха, ставшая вечной

…Один из самых страшных лагерей фашистской Германии, наверное, самое ужасное, проклятое место на земле, поначалу созданный для политических противников и врагов Гитлера. Во время Второй мировой войны сюда ссылали тех, кого нацисты не думали перевоспитывать – большинство заключенных были христиане: католики, протестанты и православные.
Над ними проводили изощренные изуверские медицинские опыты и эксперименты под руководством нацистского доктора Зигмунда Раша, так «преуспевшего» в уничтожении людей, что его назначили руководить всеми концентрационными лагерями Третьего рейха. Эсесовские охранники убивали людей под любым предлогом, человека могли расстрелять и отправить в газовую камеру за любую оплошность, просто за неосторожный взгляд. Жизнь этих людей была ежедневным мученичеством и исповедничеством. Мы не можем представить, что они пережили, мы можем лишь помнить, благоговеть перед их несломленным духом и молиться.

Людей в лагере подвергали самым изощренным пыткам: подвешивали на крюках за ребра, оставляя висеть на солнце несколько часов, распинали, растягивали и ломали кости на специальных козлах, живьем снимали кожу. Человеческая кожа была ценным сырьем для немецкой промышленности, из нее изготавливали дамские сумочки и перчатки, на которых в немецком обществе была большая мода. Из трупов замученных людей варили мыло, а из костей делали удобрения – немецкая бережливость все обращала на благо Великой Германии. Жирный удушливый дым из труб крематория поднимался над лагерем днем и ночью…

… А в барак… пришел главный переводчик комитета заключенных – Борис Ф. Он рассказал, что, благодаря помощи и участию Греческого и Югославского комитета заключенных все подготовлено, чтобы провести настоящую пасхальную службу! Пускай священнических облачений не было, но узники сшили епитрахили из полотенец, нашив на них красные больничные кресты. У них не было служебных книг, икон, свечей, просфор и церковного вина. Но была вера и милость Божия, явившаяся в это страшное место…
…В День Пасхи 6 мая 1945 года в барак № 26, где у английских и американских заключенных в маленькой комнате находилась часовня, вошли 18 православных священников, один диакон и несколько верующих. Больного греческого архимандрита Мелетия принесли на носилках, и всю службу он лежал, не в силах подняться, молясь и крестясь вместе со всеми. В часовне не было ничего, кроме небольшого стола и висевшей на стене единственной иконы Пресвятой Богородицы «Ченстоховская»…

…За всю историю Православной Церкви не было такого пасхального Богослужения, как 6 мая 1945 году в Дахау – День памяти великого православного святого и воина Георгия Победоносца! Самодельные ризы священников из полотенец с нашитыми больничными крестами были надеты прямо на полосатые тюремные робы. Служили по памяти. Пасхальный канон, пасхальные стихиры – все пели наизусть. После возгласа священника хор пел песнопения на греческом, а потом на церковнославянском языке. Евангелие также читали по памяти. Молодой афонский монах вышел перед отцами, поклонился и дрожащим от волнения голосом стал наизусть читать Слово о Пасхе святителя Иоанна Златоуста. Он говорил Слово и плакал. И все вокруг тоже плакали. Из самого сердца смерти из глубин этого земного ада возносились слова: «Христос Воскресе!» И в ответ раздавалось: «Воистину Воскресе!»…

…Все заключенные, бывшие на пасхальной службе 6 мая 1945 года, как и все православные христиане, «на месте сем и в иных местах мучения умученные и убиенные», теперь навечно поминаются в русской часовне-памятнике Воскресения Христова в Дахау. Вечная Пасха Христова.
« «Неупиваемая Чаша»: об истории иконы
То, чего нет в житиях: правда о схватке... »
  • +12

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.