О Страшном суде

3 марта 2019 года началсь третья подготовительная неделя Великого поста, Неделя о Страшном суде.

Радость Страшного суда

В ходе церковного года мы вспоминаем события истории нашего спасения, которые уже находятся в прошлом, —такие как Благовещение, Рождество Спасителя, Его Крещение и выход на общественное служение, жертвенная смерть и Воскресение. Исторически мы не присутствовали при них и не могли, хотя они и имеют определяющее значение для нашей жизни здесь и сейчас.
Страшный суд, Джотто ди Бондоне 1306 г.

Но одно событие, которое мы вспоминаем в Церкви, еще только должно произойти — и произойти со всеми нами. Мы все станем его свидетелями, и более того, будем вовлечены в него самым непосредственным образом.
Это событие, которое называется Последним судом. Мы привыкли к тому, что его называют Страшным, и часто его образы в средневековом искусстве должны были именно нагнать страху в педагогических целях, чтобы люди испугались и исправились.
Это не то чтобы неверно, но это неполно.

Босх “Страшный суд”

Суд одновременно является и невыразимо пугающим — и невыразимо радостным событием.
Христос приходит в этот мир во славе, чтобы исцелить, спасти и преобразить его. Долгие века греха, смерти и боли оказываются позади; все ужасы и трагедии человеческой истории приходят к концу, чтобы никогда более не вернуться. Мертвые воскресают, и наступает та «жизнь будущего века», «жизнь вечная и блаженная», которую верующие ожидали с трепетом и надеждой. Благословенные наследуют Царство, уготованное им от создания мира, все земные скорби оборачиваются вечным торжеством. Это радость настолько огромная, что мы не могли бы ее вместить сейчас — нам еще нужно расти и через многое пройти, чтобы сделаться достаточно большими для нее.
Но с другой стороны, этот суд обоснованно называют Страшным. Человек может и не войти в это Царство — у него есть свободная воля, он может и отказаться. Причем входим в это Царство — или отказываемся войти — мы уже здесь и сейчас. Чтобы стать жителями Небесного Града, мы должны глубоко измениться, вернее, позволить Богу нас глубоко изменить. Иначе мы не можем войти в Град — даже не потому, что нас не пустят, просто потому что мы не сможем и даже не захотим быть его гражданами.
Примерно так же, как законченный эгоист не может и даже не хочет быть счастливым ни в браке, ни в дружбе, ни в работе: его испорченная душа просто не может вместить этих даров. Ввести нераскаянного, не преображенного благодатью грешника в рай невозможно — он принесет свой ад с собой.
Андрей Рублев. Фреска “Страшный суд”

Но грех означает не только то, что мы отворачиваемся от Бога и противимся Его спасительной воле, он также означает, что мы скрываем (в том числе от самих себя) свой подлинный выбор. Люди отказываются видеть свои грехи: как было сказано в заголовке одной книги по психологии, «Ошибки были допущены… Но не мной».
И вот Суд — это момент, когда мы оказываемся перед лицом реальности, истины о нас и о том выборе, который мы совершили в течении жизни – и больше не можем от этой реальности спрятаться. И мы уже не можем ничего изменить – как бывает в жизни, когда мы совершаем катастрофически плохие – и невозвратные решения. Молодой человек разругался с возлюбленной – и все никак не смирится до того, чтобы попросить прощения, а потом она выходит замуж за другого. Мужчина настаивает на аборте, а потом десятилетиями думает о том, что у него мог бы быть сын – его радость, гордость и опора. Но эти земные трагедии исцелимы: Бог может принять нас, простить и утешить, если мы приходим к нему, оплакивая наши грехи.

Микела́нджело Буонарро́ти. Фреска “Страшный суд” в Сикстинской капелле

Но есть и окончательная, невозвратная трагедия, когда человек осознает, что всю жизнь перед ним была открыта дверь в Царство и его настойчиво приглашали, но он не захотел, предпочел что-то другое, что-то земное и временное, что все равно выскользнуло у него из рук, — а теперь уже поздно.
И вот Церковь, напоминая о Страшном суде, говорит, что вот сейчас, сегодня, еще не поздно. Мы можем покаяться, обратиться, сдаться Богу и дать Его благодати изменить нас.
Господь говорит о том, чем благословенные отличаются от проклятых, те, кто войдут от тех, кто останется «во тьме внешней»: благословенные проявляют действенную любовь к ближним. Это не значит, что они сдали какой-то норматив по добрым делам, это значит, что они являются людьми определенного типа, теми, для кого в радость служить Богу и людям.
Мы не можем преобразить себя сами; но Бог сделал все, что нужно для нашего спасения: Христос умер за наши грехи и воскрес из мертвых, Он создал Церковь, вознесся к Отцу, ниспослал нам Святого Духа. Мы призваны довериться Богу — и тогда Он сделает нас благословенными. Он глубоко изменит наш характер и то, что мы из себя представляем. И тогда мы услышим на Суде: «Приидите, благословенные».
Сергей Худиев
« Новая сказка о добром Колобке
Кавказский пленник: реальная история »
  • +10

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Достаточно размытая статейка.
  • Поделиться комментарием