О скрытой зависти

Есть грехи, в которых человек признается легко: да, он амбициозный (гордый), раздражительный (а кто не таков?), унывает (можно пожалеть). Но редко кто признается в зависти.
Зависть чаще всего бывает потаенной страстью. В глубине сердца она сидит у всякого человека, пока в нем есть гордость, но ощущается зависть, только тогда, когда кто-то обладает тем, чего я хочу, но не имею. Такие совпадения бывают не всегда (если не имею и не хочу, то не завидую, и если имею то, что хочу, тоже не завидую), поэтому не всегда люди чувствуют зависть.

«Завидовать хуже, чем враждовать, – говорит святитель Иоанн Златоуст.
Когда забывается причина, из-за которой произошла ссора, человек прекращает и вражду; завистливый же никогда не станет другом. Притом первый ведет открыто борьбу, а последний – скрытно; первый часто может указать достаточную причину вражды, а второй не может указать ни на что другое, кроме своего безумия и сатанинского расположения».

Когда началась перестройка на селе, я однажды разговорился с мужиками. Они сидели рядом, друзья с детства, два тракториста – у одного колесный трактор, а у другого гусеничный. «Какое фермерство? – говорит один. – Нельзя нам… Мы вместе росли, вместе работали в колхозе. Но если он станет фермером, и дело пойдет хорошо, я ведь ему трактор сожгу!» Зависть…

Мы просим у Бога: «тихое и безмолвное житие во всяком благочестии и чистоте». А зависть разрушает эту тихую и безмолвную жизнь.

Сравнивая зависть с другими страстями, преподобный Амвросий вспоминал притчу о сребролюбце и завистливом человеке:

«Один греческий царь пожелал узнать, кто из двух хуже – сребролюбец или завистливый, потому что оба не желают другим добра. С этой целью повелел позвать к себе сребролюбца и завистливого и говорит им:

– Просите у меня каждый из вас, что ему угодно. Только знайте, что второй вдвое получит, что попросит первый.

Сребролюбец и завистливый долго препирались, не желая каждый просить прежде, чтобы после получить вдвое. Наконец царь сказал завистливому, чтобы он просил первый. Завистливый, будучи объят недоброжелательством к ближним, вместо получения обратился к злоумышлению и говорит царю:

– Государь! Прикажи мне выколоть глаз.

Удивленный царь спросил, для чего он изъявил такое желание. Завистливый отвечал:

– Для того, чтобы ты, государь, приказал товарищу моему выколоть оба глаза.

Вот насколько страсть зависти зловредна и душевредна, но еще и зложелательна. Завистливый готов подвергнуть себя вреду, лишь бы только вдвое повредить ближнему».

Старец пояснял, что все страсти душевредны, но в других страстях человека можно чем-то успокоить, а зависть ничем не утоляется:
«Гордого можно почтить! Тщеславного – похвалить! Сребролюбивому – что-нибудь дать… и т.д. Завистливому же человеку угодить уж никак нельзя. Чем больше ему угождают, тем больше он завидует и мучается».

Зависть – грех, который может иметь глубокие последствия. Зависть может быть очень разрушительной, потому что один грех ведет к другому, к третьему и четвертому; и цепочка эта может затянуться и затянуть так глубоко, что выбраться будет очень и очень сложно.

Нам, гордым и духовно расслабленным людям, бороться с завистью нужно обличением этой страсти в СЕБЕ, осознанием ее в себе, честным признанием, что вот здесь я позавидовал, без самооправдания и саможаления.
Грех зависти, как любые сорняки надо вырывать сразу, как только они появились. Пока они еще не превратились в деревья, пока не пустили глубокие корни. Поэтому даже помыслы о зависти желательно исповедовать. Иначе потом можно и руки обрезать, и ветви все обломать, но корни зависти все равно останутся в сердце.

Нет никакой разницы между «черной» завистью или белой. Зависть всегда черная. Нельзя радоваться за человека и одновременно завидовать ему. Тут или одно, или другое.
Когда человек стремится к чему-то хорошему, хочет приобрести внутренние качества, как у другого – здесь уже речь не идет о зависти. Допустим,
преподобный Сергий Радонежский, преподобный Серафим Саровский любили
всех людей и я буду к этому стремиться. А, вот если человеку плохо, его мучает, что кто-то добродетельнее или более успешен в работе или имеет более дорогую машину, квартиру и т.д., то диагноз понятен.

Как часто бывает, что мы даже не знаем чему завидуем. Чем действительно живет человек, который ездит на крутой машине. Может быть, он приезжает на этой машине в семью, где его все ненавидят и ждут от него только одних денег? И он не хочет возвращаться. И чему тут завидовать?

Если кого-то похвалили, и меня это уязвило, и я стараюсь в разговоре как-то осудить этого человека, прямо или косвенно задеть, насмешничаю, иронизирую, и т.д. (вариантов тут много) — в этом случае я поступаю по страсти. Если удерживаю свою реакцию – я не грешу завистью делом. Это уже неплохо (если, конечно, мысленно себя укорять за гордость).

Зависть – это неверие в промысл Божий, в любовь Божью, в то, что Господь ведет тебя одному Ему ведомым путем и на этом пути знает, что тебе подать в каждую нужную минуту.

Преподобный Амвросий также наставлял замечать в своем сердце малейшие начальные признаки зависти и бороться с ней молитвой, смиренной исповедью и благоразумным молчанием:
«Она, как и все другие страсти, имеет разные размеры и степени, и потому должно стараться подавлять ее и истреблять при первом ощущении, молясь Всесильному Сердцеведцу Богу псаломскими словами: “От тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади рабу Твою (или раба Твоего)” (Пс. 18: 13–14).

Также со смирением должно исповедовать немощь эту пред духовным отцом.

А третье средство – всячески стараться не говорить чего-либо противного о том человеке, которому завидуем. Употребляя эти средства, мы можем с помощью Божией, хотя не скоро, исцелиться от завистливой немощи».

Преподобный Никон также советовал молиться о тех, к кому испытываешь неприязненные чувства:

«Когда чувствуешь к кому-либо нерасположение, или злобу, или раздражение, то нужно молиться за тех людей, независимо от того, виноваты они или не виноваты. Молись в простоте сердца, как советуют святые отцы: “Спаси, Господи, и помилуй раба Твоего (имя) и ради его святых молитв помоги мне, грешной!” От такой молитвы умиротворяется сердце, хотя иногда не сразу».

Преподобный Макарий напоминал: иногда нам кажется, будто мы победили какую-то страсть, но при подходящем случае выясняется, что она вернулась в прежнем обличье. Старец советовал не смущаться этим, а быть к такому обороту готовым и, познавая свою немощь, смиряться:

«О твоей страсти [зависти] ты думала, что уже свободна от нее, но после показалось при открывшемся случае, что нет. О чем нельзя удивляться, а готовой быть надобно к сопротивлению страсти и, познавая свою немощь, смирять себя. Когда смирение и любовь воцарятся, то и страсти исчезнут».

Материал подготовила на основе открытых православных источников
Использовала ответы:
Протоиерей Александра Балыбердина, протоиерея Константина Островского
« Святитель Николай - скорый помощник!
Почему нас учат прощать даже убийц и насильников »
  • +13

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+1
Спаси Вас, Господи! Очень полезная статья!
  • Поделиться комментарием