Чем можно гордиться в России

В одном из интервью у Петра Мамонова спросили: «Как Вы считаете, чем можно гордиться в России?»
П.М. Чтобы только перечислить имена русских святых, нужно четыре с половиной часа. А кто такие святые? Которые умели очень сильно любить. То есть отдать. Потом смотри, в любой области знаний: Ползунов, Ломоносов, Пушкин, Кутузов, Суворов, Крузенштерн — все русские люди. Полководцы, писатели, ученые, поэты, физики, географы, исследователи, повара, изобретатели. У нас поэты первой величины — гроздьями, а Литва — вся страна! — носится с одним Чюрленисом, который поэт восьмого сорта.

Как Русь переводится со старославянского, кто знает? «Военная дружина». Святая военная дружина, вот как называется наша страна. Военная против немцев? Нет. Против сил зла. Вот и вся национальная идея. Если где и будет возрождение этого мира, который валится во зло, то только в этой стране, где стоим мы с вами, убогие, хромые, но неравнодушные, слезы над чем-то проливающие. Больше ожидать неоткуда. Я мир объездил. Во Франции только 8% детей рождаются в браке, а в России — 36% пока что. Все остальное — блуд.
Но вообще «гордиться» не то немножко слово. Если «гордиться» значит превозноситься над другими, то не надо. А если ради чего жить… Вот дело рук человеческих, к примеру. У меня в деревне мужик один сварил под коня тележку-велосипед. Конь крутит колеса! Мы едем на велосипеде 40 километров в час, а конь, он мчится, как ракета. И поля пашет и везет. Сначала не хотел он в эту телегу, а теперь лезет мордой, впряги меня! Кататься хочет. Велоконь. Так мужика и зовут. «Вон велоконь пошел».

Другой к колодцу роет метро. Колодец за горой. Роет киркой, рельсы кладет, по полметра в день. А зачем? Потому что русский человек. Немцу такое — смерть. Японец от пол-литра водки реально умирает. Русский только начал. И так далее, по всем параметрам мы впереди планеты всей. Только мы зарываем свои таланты: лень, страх гложут. Вот Ермак Тимофеевич с товарищами — вдесятером сели на коней и всю нашу трубу, от которой мы сейчас кормимся, завоевали. А поезди на коне хотя бы день — всю задницу отобьешь. А Ярослав сел на коня, поехал и город основал, Ярославль. А мы наследники этих великих людей. У нас в генофонде есть эта потребность — жить свято, чисто.

Недавно говорю бригаде одной: «Ребята, мне надо лестницу на второй этаж». Дом у меня большой. Так они мне сварили такую конструкцию! Красоты необыкновенной, без завитков этих. И всего за 150 тыщ рублей. Вшестером пришли, за три дня поставили. Работали, как слаженный механизм: один красит, другой пилит, третий сверлит. Отношения прекрасные: ни одного матерного слова я не услышал. Иерархия: главный, поменьше, поменьше. Ушли они, я смотрю: каждый уголок заточен, подпилен, покрашен в таком месте, где и не видно никогда. Потому что мастер иначе не может. И я хожу смотрю: ой-ей, что у меня тут стоит! Прямо как переход на Белорусском вокзале.

Россия — это не Москва и не Петербург. Это страна. Поэтому чем гордиться? Людьми этой страны.
« О тайных желаниях и мечтах
Злая Иродиада живёт в каждой женщине »
  • +11

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+2
Товарищ прав, но многого не знает.Есть у слова «Русь» и ещё одно значение, которое я не вычитал в книгах, а услышал из первых уст от живого человека. На севере, за лесами, за болотами, встречаются деревни, где старые люди говорят по-старинному. Почти так же, как тысячу лет назад. Тихо-смирно я жил в такой деревне и ловил старинные слова.
Моя хозяйка Анна Ивановна как-то внесла в избу горшок с красным цветком. Говорит, а у самой голос подрагивает от радости:
— Цветочек-то погибал. Я его вынесла на русь — он и зацвёл!
— На русь? — ахнул я.
— На русь, — подтвердила хозяйка.
— На русь?!
— На русь.
Я молчу, боюсь, что слово забудется, упорхнёт, — и нет его, откажется от него хозяйка. Или мне послышалось? Записать надо слово. Достал карандаш и бумагу. В третий раз спрашиваю:
— На русь?..
Хозяйка не ответила, губы поджала, обиделась. Сколько, мол, можно спрашивать? Для глухих две обедни не служат. Но увидела огорчение на моём лице, поняла, что я не насмехаюсь, а для дела мне нужно это слово.
И ответила, как пропела, хозяйка:
— На русь, соколик, на русь. На самую, что ни на есть, русь.
Осторожней осторожного спрашиваю:
— Анна Ивановна, не обидитесь на меня за назойливость? Спросить хочу.
— Не буду, — обещает она.
— Что такое — русь?
Не успела она и рта открыть, как хозяин Николай Васильевич, что молчком грелся на печи, возьми да и рявкни:
— Светлое место!
Хозяйка от его рявканья за сердце взялась.
— Ой, как ты меня напугал, Николай Васильевич! Ты ведь болеешь, и у тебя голоса нет… Оказывается, у тебя и голосок прорезался.
А мне объяснила честь по чести:
— Русью светлое место зовём. Где солнышко. Да всё светлое, почитай, так зовём. Русый парень. Русая девушка. Русая рожь — спелая. Убирать пора. Не слыхал, что ли, никогда?
Станислав Романовский (1931-1996 гг.), писатель, журналист
  • Поделиться комментарием