Язык - тоже святыня

Не приходилось ли вам задумываться о том, почему нам так больно, именно больно, смотреть на избитое, обезображенное лицо другого человека?
Несколько лет назад, оказавшись во время паломнической поездки в Никольском женском монастыре города Арзамас, с болью в сердце припал к иконе Пресвятой Богородицы, над которой глумились в бесовском опьянении безбожники, изрубив топором изображение глаз Пречистой. Но свершилось Божье чудо — и над шрамами заново проявились очи Приснодевы, как вечное напоминание всем нам о том, что святыня поругаема не бывает.

А разве человек — не святыня? И разве допустимо для нас, православных, называть несчастных, обездоленных людей, несущих на себе пусть замутненный, но отпечаток Бога, постыдной аббревиатурой бомж, позабыв, что подобных людей на Руси всегда называли бродягами, бедолагами, горемыками, бездомными, босяками, что — помимо простой человечности самого слова — очень точно отражало их состояние. Не будем, следуя заветам мудрых предков, зарекаться ни от сумы, ни от тюрьмы.

Вспомним, однако, что все эти уродливые наросты на нашем языке: “бомж”, “зэк”, “комбед”, “наркомпрос”, “наркомпром”, “эсэсэсэр” и им подобные — появились сразу же после воцарения безбожной власти. А потому напоенные христианской поэтикой сестра милосердия и брат милосердия преобразились в медсестру и медбрата. Смешно сказать, но этой печальной участи не избегло даже слово жалованье, превратившись в зарплату. Хоть и не худшее из всех “новоязовских” слов, но насколько оно неуклюже по сравнению с его благородным предшественником!
И все это случилось неспроста. Искажение языка — это одно из позорных свидетельств отпадения русского человека от Бога. И тогда человек попросту перестал рассматриваться власть предержащими как творение Божие, как Его образ. Только так могло появиться и позорящее человеческий образ слово рыло, столь печально укоренившееся среди так называемого “простого народа”.

Тайна русского слова. Заметки нерусского человека — Василий (Фазиль) Ирзабеков
« Почему в Церкви почитают святых
Две дороги »
  • +5

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
ОБ ЯЗЫКЕ
«История Белоруссии это история борьбы за её русскость». Художник Савицкий М.А.
Те, кто постарше, должны помнить песенку: «Товарищ Сталин, Вы большой учёный,
В языкознании давно познали толк…».
А чего бы вдруг Сталин, будучи руководителем великой державы, на старости лет вздумал написать работу: «Марксизм и проблемы языкознания», почему эта проблема стала его так волновать, когда других было великое множество?
Роль языка в повседневной жизни людей переоценить просто невозможно и именно с языка в нашей республике (как и в других тоже) всё и началось в 1988-1991гг. (В Конституциях СССР и БССР вопрос о государственном языке вообще не стоял – это было проблемой учёных-лингвистов, а не юристов).
Оказалось, что мы все говорим не на том языке, что кроме того языка, на котором мы общались с родителями и учились в школе есть какой-то другой, более родной и нам обязательно следует его поскорее изучить. Сразу были привлечены громадные научные авторитеты, которые быстро доказали, что суверенной республике нужен и свой язык. При этом как-то сразу стало подразумеваться, что предыдущий язык был нам навязан чуждыми силами, и у нас сразу стали пробуждаться мысли, что мы обиженные и нам кто-то что-то должен компенсировать. И всё, что было связано с этим языком надо немедленно предать проклятию.
Словом всё было, как и в прошлой оккупации: после ухода Красной Армии в 1941г нам сразу наши «прозревшие» сограждане и приехавшие в обозе оккупантов их коллеги стали внушать, что это пришли не оккупанты, а освободители, что они даже лучше знают на каком языке нам говорить (они ведь нас победили, значит сила и на их стороне и они имеют право диктовать). И мы просто обязаны выполнять повинности, возложенные на нас новыми «освободителями», в том числе и поставлять им пушечное мясо в обмен на «освобождение» и приём в «европейскую цивилизацию».

В 1943г фашистские оккупанты смогли навербовать в своё войско аж почти две тысячи наших земляков (а ведь часть Белоруссии уже была освобождена Красной Армией и все люди знали, что фашизм уже проиграл). Подразумевалось, что именно оккупационная власть гарантирует употребление подлинно национального языка и соответствующих символов. Оба плаката тому пример, а было и множество других.
А вот если бы белорусы пошли за тогдашними «радетелями» родной культуры в тогдашний «новый европейский порядок», можно не сомневаться, что вслед за евреями и цыганами в ещё тёплые крематории пошли бы белорусы и пояснительные надписи были бы с учётом мнения пособников оккупантов.

Оккупант знает, кто из твоих сограждан твой самый злой враг, недостойный жить рядом с тобою. В 1941году такими стали евреи и коммунисты, а в 1991году этот список расширился, теперь туда усиленно впихивают Москву, которая не хочет отдавать газ совсем дёшево и отказывается содержать белорусское войско…
Годы мало нас научили и мы повторили заблуждения наших предшественников, ослеплённые антикоммунизмом.
Атака на язык была только частью общей атаки на наше сознание, ударом в самое болезненное место. Коренным жителям Белоруссии внушалась вина в том, что они забыли материнский язык и им становилось стыдно и уже они легче переносили то, что на следующий день им внушалось, что и власть они установили неправильную и промышленность работает по-дурацки и не с теми соседями мы дружим и галстуки красные нашим детям не к лицу. Приезжим (а их тогда было больше миллиона из десяти миллионов населения), которые не видели нужды учить белорусский язык, когда сами белорусы на нём не говорят, тоже внушалось, что им лучше помолчать, когда строят новые границы, грабят народное добро, а то ведь могут сделать как у «цивилизованных», завтра объявят, что ты не уважаешь государственный язык и гуляй куда хочешь. И приезжим и местным надо от этого внушённого стыда избавляться.
Прошло 20 лет и даже больше, пора подводить итоги кампании по искоренению одного языка и внедрению другого.
Насильственное внедрение «более родного и государственного» языка нанесло нам и невосполнимые материальные потери. Когда в Бресте начали переписывать таблички с названиями улиц вместо «Гоголя» писать «Гогаля», то каждая такая табличка обходилась в 3р.50коп. в 1989г, которых тогда не хватало на более важные цели и это тоже усугубляло тогдашние искусственные «дефициты».
Хочется напомнить, что одной из первых ввела белорусский язык католическая церковь в своих костёлах – отношение католической церковной верхушки к белорусскому языку и культуре чётко зафиксировано в истории, с тех пор не изменилось и в комментариях не нуждается
Время разоблачило всех самых крикливых гонителей русского языка: мы видим засилие английских надписей на улицах, но не слышим пламенных слов в защиту белорусского. Зайдите в киоск и спросите зубную щётку с надписью кириллицей – на вас посмотрят как на чумного. Они не хотели возрождения белорусского, их целью было и остаётся истребить русский.
Итак, с начала атаки на русский язык мы приобрели засилье иностранного языка в названиях товаров, сооружений. А потеряли мы очень много, например, все авиадиспетчеры от Берлина и до Пекина говорили по-русски, а после введения в республиках иных государственных языков все говорят по-английски. Мы этого хотели?
А что же будет дальше, если мы не остановим тех, кто упорно пытается нас заставить говорить на том языке, который им больше нравится. Следует напомнить, что первая грамматика белорусского языка, изданная в 1918г, была напечатана латинским шрифтом. Следующим шагом будет внедрение латинской азбуки (мол, легче будет общаться с Европой, да и предки наши уже ей пользовались…). А дальше и больше, и кому ты будешь нужен со своим белорусским языком, на котором в Европе говорят меньше миллиона человек? А представим, что мы завтра все девять миллионов жителей говорим исключительно по-белорусски! Берлинские авиадиспетчеры кинутся учить белорусский, а вслед за ними и вся Европа?
Не надо бояться языковой проблемы, надо смелее её решать. Не следует стесняться незнания белорусского. Мы чётко поняли, что «радетели» белорусского языка имели истинной целью истребление русского и отвлечение внимания народа от проблемы разрушения государства СССР и грабежа общенародного достояния. Единственный союзник белорусского языка – это язык русский, умаление значения русского языка автоматически приводит к умалению значения белорусского. Вот этот парадокс нам и предстоит разрешить самим, без подсказок западного костёла и духовных последышей гитлеровского оккупационного режима, среди нас.
Через проблему языка очень ярко высвечиваются и другие аспекты управления народом. Стравливание тех, кто «ведает белорусский» с теми, кто не видит в этом смысла, только маленькая сторона проблемы, вот ещё примеры. Всеми способами истребляется слово «Совет». Казалось бы, нам ставили в своё время Запад в образец, но Конгресс США это не что иное, как Совет в переводе с английского, ратуша в немецком городе не что иное, как «Дом Совета» и т.д. А у нас, под лозунгом учиться у Запада, слово «Совет» уже скоро станет запрещённым…
Утром 10 ноября 2011 слышу по белорусскому проводному радио предложение тоже по языковой теме: у нас, оказывается, употребляется слово “наниматель», а во всём мире «работодатель» и предлагается привести к общемировой практике и назвать юридически «работодатель», а работника, соответственно, называть «работополучатель». Уже наш эксплуататор становится не предпринимателем и не буржуем, а работодарителем, выше самого Бога! А где он берёт эту работу, чтобы дать её мне? А вы говорите, что слова имеют мало значения, имеют и очень большое…. Кроме всего прочего это же и сатанизм неприкрытый.
СССР и БССР не имели официально закреплённого государственного языка (в Конституциях некоторых республик был узаконен государственный язык). Русский язык имел неофициальный статус «язык межнационального общения». Время подтвердило правильность политики коммунистов, которые не лезли с законом в такую деликатную сферу, как взаимоотношение языков. Уже более 20 лет приняты законы о государственных языках, а люди всё ещё общаются на русском и молодёжь его тоже знает. Процесс установления единого языка не был осуществлён насильственно принудительно, он проходил естественно, как и процесс формирования новой исторической общности людей – советские люди. А вот прерван данный процесс был насильственно и злонамеренно и сделавшие это зло теперь разоблачили себя, что белорусский язык для них служил только прикрытием их истинных целей.
“Мы еще не прозрели до конца. Но мы уже не слепы. И не беспомощны. Мы хотим прозреть сами – и помочь прозреть другим. Мы собираем всех, кто стремится к тому же самому. Мы преодолеваем дух поражения в себе и других». Цитата из «Манифеста» движения «Суть времени»
Михайлов В.Д., член КПСС
  • Поделиться комментарием