Невыполненное обещание

Однажды, почти 10 лет назад, в Кашинский Клобуков монастырь ворвался ОМОН с разозленным отцом девочки 13-ти лет, которая накануне пришла к игуменье и попросилась, чтобы ее взяли в число монахинь. Девочка каталась на велосипеде и случайно въехала в новый красивый «Мерседес» соседа-бандита, оставив прямо на двери глубокую царапину. Да так она того перепугалась, что тут же пообещала Господу, что если никто не будет на нее ругаться и если у ее папы не будет из-за этого неприятностей (а мама ее умерла годом раньше), то она тут же уйдет в монастырь монахиней.
Сосед на царапину особого внимания не обратил, папа тоже ничего не узнал… и хватился дочери уже когда ее сутки не было в доме. Так девочка пришла в монастырь к игуменье и все ей рассказала. Матушка вздохнула, успокоила плачущее чадо и разрешила ей побыть до тех пор в монастыре, пока та не успокоится и не захочет сама вернуться домой.
Дело было позднее — почти полночь. Мы с матушкой стояли на крыльце перед входом в келейный корпус, а милиционеры и папа девочки с нижних ступенек грубо требовали от нас выдать им девочку. Видимо, отец обратился в милицию, чтобы помогли найти ребенка, добрые люди им подсказали, где искать девочку, а бурное воображение папаши по дороге к обители напредставляло все самое жуткое, о чем рассказывали ему в советской школе и что прибавляли к тому атеистично настроенные товарищи в рассказах-страшилках. И папа девочки, и милиционеры негодовали, обвиняли монастырь и матушку в хитрости, с помощью коей она якобы заманила в монастырь девочку. Не смотря на разгулявшиеся «страсти-мордасти» игумения Анна (ныне покойная схимонахиня +Стефанида) категорически отказалась отдавать девочку милиционерам. Категорически!
— Ночью я вам ее не отдам. Пусть отец приходит утром. — Только и сказала она им.
Я пришла в ужас — как же так, отказать милиции, да еще какой — ОМОНу! Смотрю на матушку, а сама даже не в силах слово подобрать, что бы ее переубедить, только чувствую, что необычно жарко мне в подряснике стало, будто на солнце стою — от волнения в жар бросило. А матушка собралась внутренне и молится. На милицию даже и не смотрит.
— Матушка, — шепчу ей, — отдайте Вы им эту девочку — это же О-М-О-Н! Им же все-рав-но! Они сейчас тут все разобьют, нас покалечат или еще что учудят…
— Боюсь я за нее, Анна, — отвечает матушка, а сама четки не перестает в руках перебирать — давай помолимся лучше. И мы стали вместе молиться. Старший отряда тем временем ушел с отцом девочки куда-то на территорию монастыря. Милиционеры стояли тут же, теперь молча, поглядывали на матушку и ждали распоряжений.
И случилось чудо! Вдруг старший уполномоченный взял да и решил, что и впрямь, девочке лучше завтра домой прийти, а сегодня пусть переночует в монастыре еще одну ночь. Все милиционеры тут же засобирались и пошли к машине. Отец, было, давай возмущаться, угрожать снова, но с ОМОНом ведь без молитвы не поспоришь — они на него цыкнули и ему пришлось тоже идти домой, думать о своем поведении.
Вот так отстояли мы (а на самом деле, конечно, матушка игумения — я у нее даже потом за малодушие прощение просила) милую девочку. А на утро папа за ней пришел и они вместе спокойно пошли домой. Помню, утро в тот день было солнечным, я проводила их взглядом и пошла на послушание. Девочка потом приходила к матушке, все у нее сложилось хорошо.
Тем вечером, когда девочка осталась в монастыре ночевать, матушка ей рассказала, что прежде, чем прийти в монастырь, надо выучится, получить профессию, взять благословение у папы и тогда уже приходить, а до тех пор матушка будет рада, если юная послушница станет навещать ее и помогать на огороде и кухне.
Вот такая история.
Автор: Анна Ольшанская
« О самой вредной привычке
Молитва сочтется за грех »
  • +15

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.