Утро нового дня

Об утре нового дня – с молитвой и верой, и о том, почему ходить в церковь не тяжелее, чем кататься на коньках – рассказывает Денис Ахалашвили.

От слов молитвы хотелось кричать на весь мир

Проснулся в пять утра, настроение, как в детстве во время летних каникул, когда никаких сил спать уже нет, потому что ты живешь возле реки, и река уже проснулась и ждет, и рыба ждет, и утренняя роса на тропинке и туман, и квакающие лягушки на том берегу, и чайки, и привязанная на цепи лодка тоже давно уже ждет.
Ты лежишь, улыбаешься, глядя в потолок, и мыслями уже там, на реке. Солнце ползет по шторам, а будильник все не звонит, еще чуть-чуть, и сердце вот-вот выпрыгнет из груди, и ты не в силах больше ждать, откидываешь одеяло и бежишь на кухню. Открываешь окно, и вместе с утренним воздухом в комнату врывается ощущение невыносимого счастья, от которого перехватывает дыхание и хочется прыгать на одной ножке и смеяться.
Хотя я был в большом городе, далеко от дома своего детства возле реки, это давно забытое ощущение счастья, просто потому что ты есть, и есть это утро, и свет за окном, и новый день, наполнило светом воздух вокруг и заставило сердце биться радостно и сильно.
Я зажег лампаду, перекрестился и стал читать утреннее правило. Слова молитвы, как драгоценные жемчужины, хотелось перецеловать все до одного, поднять над головой и прокричать на весь мир: «Слава Тебе, Боже мой, слава Тебе!»
В это время пришел кот Степа, сел у ног, одна из жемчужин упала ему на нос, и он, довольный, заурчал, как паровоз. Конечно, он не собирался читать со мной правило, он хотел, чтобы мы пошли на кухню, где я налил бы ему молока и дал любимую рыбку.
Раньше бы я аккуратно выставил кота за дверь, чтобы не мешал, а сейчас дочитал молитву и пошел на кухню. Молитва будет со мной всегда, а кот нет, поэтому я его накормил, а потом вернулся к иконам.
Кот забрался на подоконник и, довольный, замурлыкал. Каждый по-своему, мы благодарили и славили Того, Кто послал нам этот замечательный день и эту рыбку, радовались и благоговели.

Только вера дается даром

Иногда слышишь от умных и образованных вроде бы людей о том, какое это тяжелое и непростое занятие – ходить в церковь. Для меня это все равно, что слышать, как тяжело и ужасно ездить на велосипеде или кататься на коньках. Сравнение, конечно, так себе, но суть передает точно.

Вы помните, как после многочисленных падений и ссадин вы в первый раз самостоятельно проехали по двору, и это невероятное чувство свободы и полета, от которого замирало сердце и хотелось кричать от радости? Так вот, радость первой молитвы гораздо-гораздо больше! Потому что, когда Господь коснется твоего сердца, оно растает, как воск на солнце, и заплачет слезами радости и покаяния.
Царь царей и Владыка вселенной окажется ближе, чем тепло бабушкиных рук, которые помнишь с детства. Он растопит лед малодушия и сомнений и даст тебе крылья, на которых ты будешь легко и спокойно преодолевать все трудности и невзгоды, от которых раньше темнело солнце и опускались руки.И тогда из неверующего во мгновение ока обратишься и станешь верующим, человеком, который сердцем познал Христа. Вся история Церкви, все, что слышал и о чем читал, перестанет быть историей из книг, а станет твоей историей, достоянием твоего сердца. Святые станут родными, а Небо – далекой родиной, куда больше всего на свете захочется вернуться.
В жизни все настоящее и хорошее никогда не дается просто так, и только вера дается даром. Ты получишь ее не за заслуги или непомерные труды, а только и исключительно по милости Бога Распятого, оценившего Себя в тридцать сребреников и предавшего за нас Себя на позорную мучительную смерть. Победивший ад и открывший нам двери рая будет смиренно стоять у твоих дверей и не посмеет войти, пока ты не откроешь Ему. «Сыне, даждь ми сердце твое!» Вот единственное, что от нас нужно.

И Бог будет общаться с тобой на «ты»

Конечно, потом все не будет так просто, но разве что-то по-настоящему хорошее бывает простым? Разве просто любить женщину, быть хорошим верным другом и заботливым сыном? Каждый раз мы натыкаемся на свое «я», свой эгоизм, свои желания и амбиции, которые будут все портить, но только Бог принимает и любит нас всегда.
И Бог будет общаться с тобой на «ты». Потому что язык, который Он выбрал для общения, – это язык любви, а любовь не знает сослагательных наклонений. Во всех наших службах и молитвах мы обращаемся к Богу на «ты».

С начальником, которого, может, и видеть не хочешь, на «вы». С чиновником, который откровенно тебя игнорирует, на «вы». С продавщицей, которая постоянно хамит, на «вы». С водителем, чуть не сбившим на пешеходном переходе, на «вы». С пьяным соседом, который намусорит тебе на коврик, на «вы».
А с Богом на «ты». И с Пресвятой Богородицей на «ты». И со всем Небесным воинством и святыми.
От этого открытия я захотел немедленно сделать всех счастливыми и первым делом восстановить разрушенный храм в деревне, где жили мои прадеды. Подумаешь, что студент, подумаешь, что и себе-то помочь не могу! Но это все тогда казалось неважным. Важным было только храм восстановить. Для этого нужен был миллион, а лучше два. Я понятия не имел, где их взять, но чуть было не бросил университет.
До учебы ли, когда храм в родной деревне стоит без крестов? К счастью, Господь послал мне духовника, опытного монаха, который погладил меня по буйной головушке, дал шоколадку и сказал, чтобы в первую очередь я строил храм у себя в душе.
С тех пор прошло двадцать лет. Миллионов я так и не заработал, церковь в деревне восстанавливают потихоньку без меня, а храм в душе я строю каждый день. И чем больше этим занимаюсь, тем радости на сердце больше. Царство Божие внутри нас есть. И теперь я знал это точно.
Источник
« Как Христос победил Джона Леннона
Ехать ли спортсменам на Олимпиаду под... »
  • +6

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Как же добиться того, чтобы растопил лед малодушия и сомнений и Господь дал крылья, на которых будешь легко и спокойно преодолевать все трудности и невзгоды, от которых раньше темнело солнце и опускались руки?
  • Поделиться комментарием