Трудности христианской жизни

Как правило, сталкиваясь с трудностями в своей обычной – бытовой, повседневной – жизни, мы стараемся различными способами их обойти. И это совершенно закономерно: ведь если, скажем, мы идем домой и у нас на пути обледенелая горка, разумнее бывает пройти другой дорогой, нежели подвергать себя риску поскользнуться и что-нибудь себе сломать.
Или, допустим, если мы ищем для себя квартиру и узнаём, что в каком-то доме часто не работает лифт, то будет вполне естественно, если мы этот дом для себя из списка исключим, а не воодушевимся перспективой каждый раз подниматься на десятый этаж по лестнице. И это, наверное, первое, на что стоит обратить внимание: будучи христианами и будучи просто взрослыми, ответственными людьми, мы не должны создавать себе трудности искусственно – наша жизнь и без того достаточно сложна.
Вместе с тем человек, который решительно избегает каких бы то ни было трудностей, редко в жизни преуспевает. Он может окончить школу, вуз, устроиться на относительно комфортную и не напряженную работу, но зачастую не достигает чего-то важного, чего при другом отношении к жизни мог бы достичь: ведь только по-настоящему трудные ситуации, более того – ситуации стрессовые заставляют нас мобилизовывать все свои силы, дают стимул к тому, чтобы мы научились их «перерастать». И потому, обходя трудности там, где это рационально, ни в коем случае нельзя прятаться от них там, где они могут чему-то существенному нас научить. Это касается и учебы, и работы, и спорта – и, безусловно, христианской жизни.

Перерасти свое малодушие

Трудности необходимы, ибо, по слову Иоанна Лествичника, когда мы боримы, мы противоборствуем
Почему в христианской жизни обязательно необходимо бороться с трудностями? Потому что, как формулирует это преподобный Иоанн Лествичник, когда мы боримы, мы противоборствуем, то, есть когда мы наталкиваемся на внутреннюю брань, когда нам приходится что-то делать с душевным трудом, с усилием, мы понимаем, что за этим стоят наши страсти и непосредственно наш враг, который не дремлет. И это понимание побуждает нас преодолевать страх, лень и делать именно то, что для нас спасительно.
А что в христианской жизни в принципе бывает для нас особенно трудным? Поступки, действия, направленные против той страсти, которая в этот момент сильнее всего действует в нас. Даже как-то чудно бывает видеть, как одному человеку трудно одно, другому – другое, третьему – третье, притом что каждый из них с легкостью сделал бы то, что трудно другому. И всё это не столько потому, что сами эти люди до такой степени различны, сколько потому, что такие разные в них с наибольшей силой действуют страсти.
Что значит «преодолеть трудность»? Практически всегда это означает перерасти свое малодушие. И, безусловно, во взрослом возрасте это бывает очень и очень нелегко, если человек не приучен к этому с детских лет. Поэтому когда приходит на исповедь ребенок и рассказывает, к примеру, о каком-то обмане, что он что-то натворил и свалил вину на младшего брата, священник не может не сказать ему: «Понимаешь, для того чтобы с этим справиться, есть только один способ: прийти после исповеди к папе и маме и признаться во всём». И в причинах этого обмана признаться: думал, что правда не откроется, или же было страшно, что накажут, или же хотелось, чтобы лучше думали о тебе.
И не только священник – любой взрослый, которому ребенок решил довериться, может открыть ему этот духовный закон: «Знаешь, если ты не признаешься сейчас, то, скорее всего, не признаешься в чем-то и в следующий раз, потому что это будет уже гораздо труднее, чем сегодня. Ты привыкнешь обманывать, и это приведет к тому, что ты будешь поступать так всегда. И потом, когда ты повзрослеешь и захочешь стать другим, тебе будет уже очень-очень сложно измениться. Я не могу тебя вынудить это сделать, но очень тебе советую: преодолей свой страх сейчас, прямо сегодня, чтобы тебе не было так тяжело потом». И надо сказать, что довольно многие из детей решаются этому совету последовать – и ты видишь, как этот ребенок себя перерастает, как он становится сильнее.


По большому счету, всё то же самое происходит и со взрослым человеком, когда он решается не бежать от ситуации, в которой ему стыдно и страшно, а сделать шаг к правде и перенести все возможные последствия.

Погремушки врага

Довольно часто люди задают вопрос: «У меня ну никак не получается что-то изменить в себе. Что же делать?» А путь на самом деле только один: постепенно, ступенечка за ступенечкой, становиться чуть больше самого себя. Почему же столь немногие люди поднимаются по этой лествице?
Не в последнюю очередь, думаю, потому, что многие верующие люди поддаются соблазну замены подвигов необходимых, то есть наиболее для них трудных, подвигами, относительно легко им дающимися. Коварство такой подмены в том, что мы видим вроде бы и свои усилия, и результаты. Бывает, например, что человеку очень трудно смолчать, когда его задели, – он ответит так, что мало не покажется. Но при этом в силу жизненных обстоятельств и неплохого здоровья ему достаточно легко поститься, он много молится, и даже ночная молитва в его ежедневном правиле присутствует, потому что он имеет возможность без ущерба для дневной своей деятельности ограничивать себя в сне. И он считает, что, раз он так подвизается, это каким-то образом компенсирует то, что он остается по-прежнему человеком несдержанным и резким. Конечно, на самом деле никакой компенсации не происходит.
Вообще плод нашего подвижничества, преодоления духовных трудностей является в том, как мы относимся к людям, как справляемся с различными жизненными испытаниями, а не в том, что мы становимся «чемпионами» по посту и «рекордсменами» по молитвенному правилу. Более того, такие внешние подвиги порой становятся своего рода «погремушками» в руках врага, которыми он увлекает нас в ту сторону, в которую хочет нас направить, то есть туда, где есть наибольшая вероятность погибнуть.
У меня был один знакомый, который провозгласил своим жизненным кредо абсолютную безжалостность к себе. Когда-то это выражалось, например, в том, что он мог без обезболивания разрезать себе ногу и потом ее зашить. Но кому она нужна, эта безжалостность ради безжалостности? Доказать самому себе: «Я это могу»? Опять же, зачем? Если уж действительно быть к себе безжалостным, то в том, что необходимо христианину, – в том, что будет свидетельствовать о любви к людям и Богу. Но до человека, находящегося в подобном заблуждении, это очень сложно бывает донести.

Терять и продолжать

Нужно обязательно в себе взращивать способность не отчаиваться, сколько бы ни было духовных падений
Иногда человек, утомленный трудностями, впадает от обиды в некий фатализм и говорит, что люди всегда будут делиться на тех, у кого вообще ничего не получается, у кого мало что получается и у кого получается практически всё, чего они хотят достичь. И это действительно так, но дело здесь отнюдь не в генетике, не в везении, не в фатальных обстоятельствах жизни, а в одном важном качестве, очень влияющем на то, преодолеет человек в конце концов трудность или перед ней отступит. Я говорю об умении подниматься после падений и находить в себе силы идти дальше. Даже если брать не христианскую, а обычную светскую жизнь, мы увидим, что в биографиях многих успешных, знаменитых людей есть эпизоды, когда они терпели неудачи, когда они теряли всё и им приходилось вновь идти к своей цели с нуля. Конечно, это требует большого напряжения сил, но, как писал преподобный Исаак Сирин, еще никто не восходил на Небо, живя прохладно. И эта способность не отчаиваться, сколько бы ни было духовных падений и как бы ни были велики наши потери в них, нам нужно обязательно в себе взращивать. Тот же преподобный Исаак Сирин уподобляет христианина путнику, который отправился куда-то в дальнее странствие: он едет на повозке, повозка ломается – он садится на корабль, некоторое время плывет, затем терпит кораблекрушение и, когда его выбрасывает на берег, сразу же принимается искать какой-нибудь другой вид транспорта, на котором можно свой путь продолжить. То есть нам даже мысли не должно допускать о том, что трудности в духовной жизни, вследствие которых мы что-то теряем, могут нас деморализовать и выбить из колеи. Мы всё равно продолжим свой путь.

Полководцы страстей

И есть, наверное, еще один момент – момент анализа, без которого нам в борьбе с трудностями не обойтись. Нужно составить для себя объективное представление о том, каковы мы в глазах окружающих нас людей – в первую очередь близких. Что в нас для них является самым трудным? Не для нас, подчеркну, а для них. В том, что это трудное есть, можно не сомневаться, достаточно лишь внимательно за нашей повседневной жизнью понаблюдать. А может быть, и спросить – думаю, что в большинстве случаев близкий человек не затруднится с ответом, чем мы ему досаждаем и чем его огорчаем. И вполне может быть, что это и окажется для нас самым трудным – побороться с тем, что мешает в нас другим людям. Ведь это уже как бы наша натура, мы это зачастую считаем даже своей природой. Но нужно понимать: никакие наши черты, от которых плохо другим людям, не могут быть хорошими. Конечно, бывают ситуации пограничные – к примеру, в отношениях начальника и подчиненных: сотрудникам, не привыкшим добросовестно работать, может быть «плохо» из-за того, что их новый руководитель подходит к делу по всей строгости. Но тем не менее и в этом случае нужно обязательно задаваться вопросом: я требователен или придирчив, справедлив или жесток?
Святитель Феофан Затворник говорил, что человеку очень важно понять, какие страсти в его душе являются полководцами прочих страстей. Когда мы наносим удар по полководцам, то и остальные страсти слабеют. А когда ослабевают страсти, то начинает, в свою очередь, существенно меняться наша жизнь. Так вот, как раз в том, чтобы выявить этих «полководцев», близкие и любящие нас люди могут нам существенно помочь – и в нашем сердце должно рождаться не возмущение, а благодарность за это.

Осмысленно и беспощадно

Наверное, каждому из нас нужно постараться научиться воспринимать любую трудность как урок. Что для этого нужно? Прежде всего – признать, что те или иные конкретные вещи для нас трудны, и затем – попытаться понять, каковы причины этой «трудности», то есть немного углубиться и разобраться с тем, что внутри нас есть. Ведь даже в такой распространенной ситуации, как «трудно не осуждать», может быть разный корень проблемы. Человек может осуждать потому, что на фоне этого осуждения других он сам себе больше начинает нравиться. А может быть, ему кажется, что осуждение «ужасных» прегрешений другого дает ему право на собственные «маленькие слабости», которые не так уж греховны по сравнению с чужими. А возможно, что всё совершенно иначе: его искренне расстраивает то, что делает другой человек, и он не может удержаться от оценок или же считает, что его суждение о поступках является едва ли не единственным способом что-то изменить. А кто-то вообще не замечает, что осуждает, потому что постоянно о чем-то говорит без умолку и совершенно не контролирует поток своей речи. Во всех этих случаях человек не прав, но его путь к осознанию греха и избавлению от него опять-таки будет различным.
К слову, если в посте, в бдении, в молитве человек должен соблюдать некую разумную меру, чтобы не надорваться, то в борьбе с трудностями, которые рождены нашими страстями, никаких пределов полагать не надо. Например, у человека возникает такая трудность: он никак не может перестать употреблять ненормативную лексику, и его отношения на работе, в семье от этого существенным образом страдают. В этом случае можно, скажем, не скупясь, определить себе за каждое нецензурное слово 50 земных поклонов. Тогда человек, если он это решил для себя всерьез, встанет перед суровым выбором: либо он перестает наконец эти слова употреблять, либо все вечера и выходные кладет поклоны. И поверьте, вытеснение нежелательного из нашей жизни происходит таким образом очень быстро.
То же самое, в общем-то, можно применить и к осуждению, и тут спектр воспитательных мер может быть достаточно широк – от тех же самых поклонов до того, чтобы каждый раз, начав осуждать, прерывать самого себя и приносить извинения собеседнику за то, что вновь увлекся недолжным. И надо сказать, эта практика весьма действенна: ее механизм, если можно так сказать, основан на том, что мы каждый раз очень больно наступаем на свое самолюбие, а врагу, как известно, это очень не нравится.
В древних патериках приводится история о некоем подвижнике, который молча выслушал обвиняющего его в чем-то брата, а потом, когда тот ушел, выплюнул на землю сгусток крови. Кто-то находившийся рядом спросил: «Что с тобой? Ты болен?», и он ответил: «Нет, просто во мне вызревало некое слово, которое я хотел сказать в ответ этому человеку, и я с собой боролся. Долго боролся, и в конце концов это слово превратилось в сгусток крови, и теперь я его таким образом из себя исторг». Трудно сказать, что произошло: то ли этот человек язык себе прикусывал, чтобы ничего не сказать, то ли каким-то таинственным образом это слово в кровь обратилось… Но образ этот очень и очень яркий. И, думаю, его стоит приводить себе на память, когда мы боремся с чем-то, что для нас по-настоящему трудно.
Источник
« Как святые путешествовали
Добрые мысли - основа духовной жизни »
  • +7

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+1
Спасибо за статью.Очень интересно и поучительно.Я всю жизнь грешила, пока не потеряла дочь.Раньше курила, выпивала, гуляла.Теперь все это позади.А жизнь действительно стала лучше.Раньше я не понимала чего мне не хватает в жизни.Теперь я знаю твердо, что мне не хватало общения с Богом, не хватало Его поддержки, Его любви.Теперь не могу ни дня прожить без молитвы.Господи, спасибо Тебе за все, что Ты нам посылаешь! Ты даешь нам понять, как нам жить дальше и что для этого нужно делать.Слава Тебе Господи, слава Тебе!
  • Поделиться комментарием